октябрь 2021
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84


СРЕДНЕАЗИАТСКИЙ ГАМБИТ ИГИЛа

23.04.2019

Международный терроризм окопался в подбрюшье Средней Азии

 

Не так давно доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений Кыргызско-Российского Славянского университета Лариса Хопёрская выступила в российских СМИ с серьезной статьей, в которой утверждается, что «на евразийском пространстве лидеры религиозно-радикальных сил, прежде всего ИГИЛ, используют новую тактику».

В чем суть этой тактики? Насколько готовы к отражению новых террористических атак российские спецслужбы и наши союзники в среднеазиатском регионе? Об этом мы решили расспросить автора статьи. Напомним также, что Лариса Хопёрская помимо прочего - директор «Экспертно-консультативного совета по урегулированию межэтнических конфликтов», а также состоит в Российском философском обществе, Ассоциации этнологов и антропологов России, Российской ассоциации политических наук, автор более 150 научных работ.

Итак…

- Лариса Львовна, как известно, после фактического разгрома Исламского государства в Сирии многие, что называется, вздохнули с облегчением: мол, все-таки удалось ликвидировать очевидную серьезную террористическую опасность. И не только для Ближнего Востока… Однако многочисленные данные свидетельствуют: с террористической заразой не покончено. Она жива, и снова начинает проявлять себя достаточно активно. Причем, практически на наших рубежах. Это действительно так? Или это мнение политических перестраховщиков?

- К сожалению мы вынуждены признать, что это реальность. Главари международного терроризма, конечно, понесли серьезные потери, но говорить о победе над ними – преждевременно. Очевидно и то, ими разработана новая тактика, которая заключается не в захвате новых территорий путем вооруженных нападений, а в создании террористических группировок в разных районах мира, одним из которых являются государства Центральной Азии и регионы России. Как они говорят: «Вожди готовят своих нынешних и будущих сторонников к тому, что ни гибель халифа аль-Багдади и его окружения, ни сдача столиц и территорий халифата не являются признаком поражения и, следовательно, основанием для прекращения джихада».

- Насколько это актуально для России, и для наших союзников по ОДКБ?

- В докладе экспертной группы Soufan Center, который называется «За пределами халифата: иностранные бойцы и угроза их возвращения», имеются такие данные: около 9 тысяч выходцев из стран бывшего СССР воевали в Сирии на стороне террористической группировки «Исламское государство», среди них около 3,5 тысячи россиян, более тысячи граждан Таджикистана, свыше полутора тысяч узбеков и выходцы из других центральноазиатских государств. Нам также известно, что в настоящее время часть боевиков возвратилась и возвращается в свои страны. Так, по информации ФСБ России, только в 2017 году пресечено проникновение более 17,5 тысяч иностранных граждан, подозреваемых в террористической деятельности, перекрыто 11 каналов переброски иностранных боевиков-террористов из Сирии в страны СНГ, пресечена деятельность свыше 300 структурных подразделений организаций террористической и экстремистской направленности. Другая группа террористов направляется в соседний Афганистан. А сколько не пресечено, не перекрыто, не замечено? Вот то-то…

Что нас ждет? Эксперты и дипломаты считают, что в Афганистане, который исторически близок народам центральноазиатского региона в религиозном, языковом и культурном плане, по сути, вызревает ИГИЛ 2.0. Не случайно министр иностранных дел России Сергей Лавров еще в январе 2018 года на заседании Совета Безопасности ООН предупреждал: «Север Афганистана превращается в опорную базу международного терроризма во главе с афганским крылом ИГИЛ, которое формирует плацдарм для реализации в регионе деструктивных замыслов в духе пресловутой идеологии «халифата». При явном попустительстве, а иногда и прямой поддержке внешних и местных спонсоров под «знамена» игиловцев стекаются тысячи боевиков различных национальностей, включая недобитых в Сирии джихадистов. Они открыто провозглашают своей целью свержение легитимных властей центральноазиатских государств, распространение своего влияния на все евразийское пространство».

- Получается, происходящая в настоящее время миграция потерпевших поражение в Сирии и Ираке радикальных исламистов в постсоветские страны, а также «расползание по всему постсоветскому пространству терроризма, радикального экстремизма и контрабанды оружия и наркотиков» уже стали серьезной угрозой национальной и коллективной безопасности евразийских государств?

- Безусловно.

- А в чем заключается новая тактика Исламского государства, которую они применяют на среднеазиатском пространстве?

- Замечено, что «опытные» бойцы ИГ возвращаются в свои населенные пункты, где ведут пропагандистскую деятельность с целью вербовки новых сторонников распространения радикальной идеологии. При этом они используют различные методы, включая медиа-ресурсы, прежде всего мессенджеры – WhatsApp, Viber и Skype. Например, координация деятельности членов ИГ, прибывших в Москву из Нового Уренгоя, осуществлялась с территории Сирии посредством мессенджера «Telegram» .

Далее параллельно осуществляется несколько сценариев распространения исламистской идеологии. Поговорим о них подробнее.

Итак, первый сценарий… Завербованные, но ранее не принимавшие участия в боевых действиях граждане в качестве трудовых мигрантов направляются в регионы России и из числа уже находящихся там трудовых мигрантов и местных жителей создают подпольные экстремистские ячейки, которые готовят теракты в местах своего временного проживания.

О том, что здесь все достаточно серьезно свидетельствует информация, которая размещена в 2018 году на сайтах Центра общественных связей ФСБ, Национального антитеррористического комитета, Генеральной прокуратуры… Вот лишь некоторые факты за прошлый год…

Январь 2018 года… В Краснодарском крае предотвращен террористический акт с использованием взрывного устройства. Взрыв террористы планировали устроить на новогодние праздники. Исполнитель теракта оказался пособником запрещенной в России международной террористической организации «Джабхат ан-Нусра».

Месяц спустя… Пресечена деятельность члена международной террористической организации «Исламское государство», готовившего совершение диверсионно-террористического акта в Нижнем Новгороде. Террорист, являющийся гражданином одной из стран ближнего зарубежья, готовился осуществить диверсионно-террористический акт в день проведения выборов президента России…

В том же феврале… Выходец из Таджикистана Умар Самиев, завербованный террористической организацией «Исламское государство», для подготовки теракта в Новосибирске получал в мессенджере инструкции по изготовлению бомб и даже успел провести за городом два пробных взрыва…

В марте в Дагестане задержали пятерых сторонников «Исламского государства», причастных к вербовке радикально настроенных жителей республики и переправке их в Сирию. Руководил ячейкой гражданин Казахстана. При задержании в домах у сторонников ИГ были изъяты взрывчатка, огнестрельное оружие и боеприпасы, которые планировалось использовать для совершения террористических преступлений в Северокавказском федеральном округе.

Тогда же в Москве пресечена деятельность этнической преступной группы, организовавшей канал нелегальной переправки сторонников ИГ в Сирию и Ирак для участия в боевых действиях, а также осуществлявшей незаконную легализацию в России мигрантов из центральноазиатского региона. В результате спецоперации задержано 60 иностранных граждан.

А вот апрель… В Татарстане, Омской и Ульяновской областях пресечена деятельность запрещенной в России международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Задержаны 14 человек, которые вербовали мусульман для участия в боевых действиях на Ближнем Востоке и в афгано-пакистанской зоне.

Тогда же в Москве пресечена деятельность «спящей ячейки» ИГ. В ходе спецоперации были задержаны четыре человека, которые прибыли в Москву из Нового Уренгоя, чтобы произвести серию терактов в Московском регионе. Аналогичная операция проведена в ЯНАО, где была обнаружена база подготовки террористов.

Май 2018-го… В Невинномысске при попытке задержания нейтрализованы оказавшие вооруженное сопротивление двое лидеров религиозно-экстремистской ячейки, планировавшие совершение террористических актов.

Еще май 2018 года…ИГ взяло на себя ответственность за атаку на православный храм в Грозном, в ходе которой погибли три человека.

Август 2018 года… Норильск… Задержана группа преступников, которые вербовали новых сторонников ИГ, отправляли их на Ближний Восток для участия в боевых действиях, а также принимали участие в финансировании терроризма и публично призывали к экстремистской деятельности.

Октябрь 2018 года… В Татарстане пресечена деятельность законспирированной террористической ячейки, координация которой осуществлялась из-за рубежа главарями международной террористической организации «Исламское государство». Члены группы намеривались совершить ряд резонансных акций на территории Российской Федерации и присоединиться к боевикам в Сирии.

Опять октябрь… На территории уже Московского региона пресечена противоправная деятельность шести членов организованной, глубоко законспирированной ячейки международной террористической организации «Исламское государство». Руководство указанной террористической ячейки осуществлялось эмиссарами в Сирийской Арабской Республике - выходцами из Центрально-Азиатского региона. Задержанными лицами планировалось совершение резонансных терактов в Москве с применением, как огнестрельного оружия, так и самодельных взрывных устройств.

И таких сообщений – очень и очень много. Как вам, к примеру, такая цифра – в августе прошлого 2018 года первый заместитель генпрокурора России Александр Буксман заявил на пресс-конференции, что в России «только за полгода предотвращено 19 терактов на стадии приготовления и планирования».

А по словам председателя Национального антитеррористического комитета, директора ФСБ России Александр Бортникова, «в 2018 года в Северо-Кавказсаком федеральном округе предотвращено 6 террористических актов, задержаны 63 бандита и 142 пособника, уничтожены 50 боевиков, в том числе главари бандгрупп, действовавших в Чеченской Республике и Республике Дагестан».

- Послушайте, но из приведенных вами фактов видно, что действия подпольных террористических и экстремистских ячеек давно не ограничивается, скажем, Северным Кавказом, который в глазах обывателя традиционно воспринимается, как проблемный в этом отношении регион?

- Это действительно так. К примеру, на одном из выездных совещаний по вопросам безопасности уже в Сибирском федеральном округе Александр Бортников заявил, что в Сибири растет уровень террористической активности. Вот цифра: за девять месяцев 2018 года там возбудили 56 уголовных дел, связанных с терроризмом. Отмечается, что при этом в регионе фиксируется значительный рост трудовых мигрантов из Центральной Азии и Закавказья. И, по словам Бортникова, «поступающая информация свидетельствует о том, что объекты, расположенные в субъектах Федерации округа, находятся в поле зрения международных террористических и экстремистских организаций».

- Что ж, с этим, что называется, разобрались… Лариса Львовна, а какой, по вашему мнению складывается второй сценарий действий ИГ в среднеазиатском регионе?

- Экстремистские ячейки создаются непосредственно на территориях государств Центральной Азии, прежде всего, в Таджикистане, граничащем с Афганистаном. Цель здесь одна - оказывать воздействия на элиты, стремиться изменить политическое устройство и внешнеполитический курс этих стран. Этот сценарий используется с 2014 года.

Одним из самых громких инцидентов, связанных с ИГ, стал уход в апреле 2015 года в ряды этой международной преступной организации бывшего командира ОМОН МВД Таджикистана полковника Халимова. 27 мая в видеообращении, распространенном через Интернет, он заявил, что присоединился к группировке «Исламское государство» по идеологическим соображениям, а также пообещал вернуться в Таджикистан, чтобы «бороться за права мусульман и установить там законы шариата», призвал «примкнуть к джихаду» против тех, кто оказывает давление на ислам. В этот же день Совет улемов Исламского центра Таджикистана принял фетву, согласно которой группировка «Исламское государство» объявлена «харам», а участие в джихаде в рядах ИГ – великим грехом. 28 мая 2015 года в отношении экс-командира ОМОН было возбуждено уголовное дело по трем статьям Уголовного кодекса: измена государству, участие в преступном сообществе и незаконное участие в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории других государств. Кстати, Халимов погиб 8 сентября 2017 года при налете российских ВКС в районе Дейр-эз-Зора. То есть, он в это время уже воевал в Сирии.

Что касается самого Таджикистана, то хотела бы отметить, что здесь силами правопорядка предотвращено 36 попыток совершения террористических актов, за связь с террористическими организациями задержано 392 гражданина. Как сообщил на своей пресс-конференции 8 февраля 2018 года министр внутренних дел Таджикистана Рамазон Хамро Рахимзода, в 2017 году при помощи Таджикистана были предотвращены 5 терактов на территории России, один на территории Китая, два в Узбекистане и по одному на Украине и в Казахстане.

- Можно также добавить, что, например, в Казахстане c 2014 года на ранней стадии приготовления предотвращены и сорваны 30 террористических акций, а, скажем, 25 июня 2018 года были задержаны восемь человек в казахстанском Уральске по подозрению в подготовке терактов в стране.

- Да, это так. Могу даже добавить, что, например, в Кыргызской республики также задерживают боевиков-террористов, предотвращают террористические акты. И эти факты говорят только об одном: без ответственного отношения к этим угрозам, без объединения усилий противопоставить что-либо весомое экспансии ИГ будет очень непросто.

Что нас может ожидать, если мы не проявим решимость и жесткость? Здесь, видимо, стоит согласиться с мнением публициста Николая Старикова, который полагает, что при поддержке США начинается «Среднеазиатская весна», предполагающая «цветные революции», вооруженные перевороты, физическое устранение лидеров центральноазиатских государств. Один из рассматриваемых сценариев – это возобновление гражданской войны в Таджикистане и разрушение этого государства. Добавим: с помощью ИГ.

И опять же факты… В феврале 2018 года в Таджикистане нейтрализована подпольная террористическая ячейка запрещенной в стране Партии исламского возрождения. Задержаны 14 человек, которые планировали совершить крупные теракты во время празднования Навруза. Кроме того, разрабатывалась атака на 201-ю российскую военную базу в Душанбе. В августе 2018 года был совершен наезд автомобиля на группу иностранных туристов, что в Генпрокуратуре Таджикистана квалифицировали как теракт, совершенный с целью дестабилизации обстановки в республике. В сентябре 2018 года в Фархорском районе на юге Таджикистана был задержан член террористической группы, намеревавшийся взорвать здание местного ОВД. Он планировал осуществить взрыв 9 сентября во время торжеств по случаю годовщины независимости страны. Это факты. А факты, как говорится, упрямая вещь…

- И, наконец, третий сценарий…

- Третий сценарий, полагаю, подразумевает, что часть депортированных из России за нарушение законодательства мигрантов будет направляться на базы боевиков в Афганистане. Этот сценарий достаточно подробно просматривается в анализе результатов исследования о причинах и мотивах трудовых мигрантов из стран Центральной Азии в Российской Федерации. И вывод здесь мы видим очень простой: целью реализации всех сценариев является формирование новой модели терроризма, названную экспертами «ИГ 2.0». В ее основе лежит использование «маятниковой» миграции радикальных исламистов в страны Центральной Азии и Россию, которые становятся ядром различного рода экстремистских организаций.

Принципиально важна связка «опытных» боевиков, в том числе, так называемых, раскаявшихся, и не имеющих криминального прошлого новых активистов ИГ. О чем речь? Дело в том, что в 2015 году в Таджикистане были приняты поправки в Уголовный кодекс, дающие властям возможность освобождать от уголовной ответственности лиц, добровольно отказавшихся «от незаконного участия в вооруженном формировании, вооруженном конфликте или военных действиях на территории других государств до прекращения деятельности вооруженного формирования, завершения вооруженного конфликта или военных действий», если в их действиях не содержатся признаки иного состава преступления». А по информации главы УМВД Согдийской области Назарзоды, в соответствии с этой статьей были помилованы вернувшиеся домой и раскаявшиеся в содеянном 72 жителя Согдийской области. Однако 34 из них впоследствии снова уехали в Сирию и другие горячие точки. Известно также о случаях, когда «раскаявшийся» занялся вербовкой боевиков ИГ в других странах.

- Какой же вывод можем сделать мы с вами?

- Вывод очевиден… Еще на Международной конференции «Мирные процессы, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», состоявшейся в Ташкенте 27 марта 2018 года, министр иностранных дел России Сергей Лавров в очередной раз подчеркнул: «Центральная Азия занимает особое место среди наших внешнеполитических приоритетов. Особое беспокойство вызывает расширяющееся проникновение, так называемого, «Исламского государства», прежде всего в северных провинциях, граничащих со странами СНГ. Там создаются опорные пункты, проходят подготовку выходцы из Центральной Азии, России, других государств. Видим в этом прямую угрозу для региональной и международной безопасности. Все это настоятельно требует активизации усилий по пресечению общих для всех нас угроз».

Этим все сказано…

 


Возврат к списку