Сентябрь 2022

Телефоны:
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

30 ЛЕТ ОДКБ: альтернативы нет

09.06.2022


Как известно, формирование ОДКБ в виде военно-политического блока началось практически сразу после подписания 15 мая 1992 года в столице Узбекистана Договора о коллективной безопасности (ДКБ). Первоначально участниками «Ташкентского пакта» стали Армения, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Мы также помним, что в следующем, 1993 году к Договору присоединились Азербайджан, Беларусь и Грузия, что существенно расширило стратегическую зону ответственности формирующегося альянса. Таким образом, четко обозначились три ключевых зоны ответственности ДКБ: западная, кавказская и центрально-азиатская.

Но при всей серьёзности и важности западного и кавказского направлений всё же именно Центральная Азия, на мой взгляд, стала ядром будущей ОДКБ. Даже по количественному составу это направление видится достаточно живым и масштабным. Сегодня это Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, а тогда был ещё и Узбекистан, которому, образно говоря, дважды удавалось войти в «реку ОДКБ».

Нелишне будет напомнить и тот важный факт, что с 1999 года новое российское руководство стало рассматривать Центральную Азию, как регион, который по интенсивности исходящих от него военных вызовов уступал тогда разве что только Северному Кавказу. Не стоит забывать, что бывшие периферийные советские республики уже в качестве новых независимых государств с неизбежностью стали ареной пересечения интересов России, Китая, Турции, Ирана, США и ЕС.

После терактов 11 сентября Штаты внезапно «открыли» для себя Центральную Азию. Геостратегическое значение центрально азиатского региона в контексте антитеррористической операции ISAF под эгидой НАТО в Афганистане позволило США рассматривать 5 республик ЦА в качестве своего «нового фронтира». Американская активность в Центральной Азии закономерно вынудила Россию предпринять ряд ответных шагов. Так, 14 мая 2002 года было официально объявлено о создании Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), 7 октября того же года на саммите в Кишиневе был принят Устав Организации и Соглашение, закрепляющее правовой статус участников ОДКБ. В настоящее время в Организацию, как известно, входят Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан.

Методы России и США в регионе носили ярко выраженные горизонтальные различия. «Архитекторы» вашингтонского присутствия в ЦА изначально предпочли многостороннему сотрудничеству развитие отношений с каждой из республик исключительно на двусторонней основе, тогда как Россия намеревалась развернуть на базе ДКБ полноценное региональное объединение с последующим международным расширением этой организации.

Справедливости ради следует отметить, что уже на раннем этапе формирования ДКБ обозначилась тенденция «перерождения многостороннего формата военно-политического взаимодействия в сумму изолированных двусторонних связей» между Россией и остальными участниками блока. Горизонтальные связи оказались выражены значительно слабее.

Вместе с тем, с институциональным оформлением Ташкентского договора в рамках ОДКБ для вновь созданного регионального альянса открывались поистине широкие геополитические горизонты в сфере международного сотрудничества и углубления внутренней интеграции стран-участниц. К началу 2000-х годов в Центрально-азиатском регионе сложилась во многом уникальная ситуация. В частности, на территории Кыргызстана расположились военные базы двух государств, некогда противостоявших друг другу в годы «холодной войны».

Россия в данных условиях действовала дальновиднее и эффективней, что позволило значительно ослабить американское доминирование в регионе. На геополитическом уровне грозным вызовом влиянию США стала Декларация Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) от июля 2005 года с требованием конкретизировать сроки нахождения военных объектов НАТО в Центральной Азии. Несомненно, что за июльским демаршем стояли в первую очередь Китай и Узбекистан.

Символом окончательного краха североатлантического влияния в Центральной Азии стало закрытие бишкекской авиабазы «Манас» в 2014 году. Прецедентом к этому послужило резкое охлаждение отношений между Узбекистаном и США после 2004 года. Ослабление военно-политического сотрудничества стран ЦА с Западом отразилось, в частности, в уже упоминавшейся июльской Декларации ШОС. Результатом ухудшения отношений между Ташкентом и Вашингтоном стало сокращение американского присутствия в регионе (эвакуация военной базы из Ханабада в 2005 году). В 2006 году Узбекистан официально объявил о выходе из ГУАМ и возобновил свое членство в ОДКБ. Правда, в 2012 году он вновь покинул Организацию.

Парадоксально, но радикальный геостратегический перелом в пользу ОДКБ на тот момент прошел практически не замеченным в СМИ. По мнению известного политолога Игоря Панарина, в прессе этот поистине исторический факт был незаслуженно недооценен. Впервые в мире США вопреки собственной воле ограничили свое военное присутствие в каком-либо из государств.

В июне 2014 года последние 300 американских солдат покинули Бишкек. Процесс этот протекал планово, бесконфликтно, даже несколько рутинно, несмотря на настойчивые попытки США сохранить status quo. Во многом это стало личной заслугой президента Атамбаева, проявившего политическую волю и непоколебимую приверженность международному праву. Также следует отметить слаженные действия руководства ОДКБ и Парламента Киргизской Республики.

И ещё одна важная мысль… Совершенно очевидно, что сегодня Организация Договора о коллективной безопасности выступает гарантом целостности Евразийского региона. Убери ОДКБ с её многосторонним и многогранным потенциалом – и образовавшийся институциональный вакуум немедленно заполнят фрагментарные интересы хаотично сталкивающихся внешних и внутренних региональных акторов. По-моему, это аксиома…

Кстати, в этой связи совсем нелишне будет вспомнить, например, что те же Коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ, сформированные 14 июня 2009 года на базе силовых структур стран-участниц Договора, уникальны по своей природе и не находят функциональных аналогов в других международных военно-политических блоках. Помимо элитных частей вооруженных сил, в состав КСОР входят антитеррористические подразделения органов внутренних дел, государственной безопасности, а также наиболее подготовленные отряды МЧС. В 2013-2014 годах в структуре блока выделились подразделения, которые специализируются на борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Следует понимать, что развитие структур ОДКБ – это прямой ответ на вызовы так называемых «новых угроз»: международного терроризма, религиозного экстремизма, торговли людьми, нелегальной миграции и наркотрафика, выступающего экономическим фундаментом транснациональной преступности. В последнее время к этим вызовам добавилась угроза «полномасштабной гибридной войны». Кстати, именно на этом аспекте акцентировал внимание Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, выступая 16 мая 2022 года на встрече лидеров государств ОДКБ в Москве.

В настоящее время Североатлантический Альянс активно применяет механизм экспорта региональной нестабильности. В частности, США и консолидированный Запад в лице НАТО активно поддержали так называемые «цветные революции» в Грузии (2000), Украине (2004) и Кыргызстане (2005). Аналогичные процессы протекали на Ближнем и Среднем Востоке в ходе «арабской весны». В январе 2022 года была попытка дестабилизировать Казахстан, двумя годами ранее — Беларусь.

Из искусственно разбалансированных регионов впоследствии направляются потоки нелегалов, что приводит к миграционному кризису. Под предлогом ликвидации миграционной напряженности на локальных участках международных границ концентрируются вооруженные соединения стран коалиции НАТО, как это произошло, в частности, весной 2021 года на белорусско-польской границе. Все это является составной частью гибридной агрессии, развязанной Западом, в первую очередь, против Союзного государства Беларуси и России.

Что касается дня сегодняшнего, то здесь, похоже, нет более острого политического вопроса, нежели конфликт вокруг Украины. Запад пытается воевать чужими руками, используя Украину в качестве «прокси», о чем, по меткому замечанию белорусского Президента Александра Лукашенко, свидетельствует недружественная политика южной соседки, которая «на опережение ввела против нас санкции».

На фоне «агрессивной игры мускулами» стран НАТО у западных рубежей ОДКБ, выступление Президента Беларуси было проникнуто осознанием спокойной силы. Александр Лукашенко еще раз подчеркнул подлинно оборонительный и миролюбивый характер Организации договора коллективной безопасности, что резко контрастирует с экспансивными устремлениями «коллективного Запада».

Несмотря на то, что представители ОДКБ всячески указывали на оборонительный характер союза (что, в свою очередь, также было закреплено в программных документах ДКБ-ОДКБ), антиамериканская и, шире, антизападная ориентация альянса становится все более очевидна. В условиях стремительного наращивания военного присутствия Североатлантического блока в непосредственной близости от границ ОДКБ, объективная необходимость требует от стран-участниц Договора безотлагательной и неизбежной консолидации на политической платформе анти-НАТО.

«С целью недопущения перерастания конфликта в активную «горячую» фазу следует по максимуму использовать потенциал соглашения ОДКБ от 2017 года о взаимодействии в сфере информационной безопасности, активнее продвигать ОДКБ в социальных сетях, – в частности, заявил Александр Лукашенко, - Что касается борьбы с фейками и дезинформацией в сети Интернет, то здесь весьма действенным скажется опыт Китая.

Противодействие агрессивному санкционному и информационному прессингу Запада требует от членов ОДКБ максимального сплочения и солидарности. Перед лицом серьезной внешней угрозы коллективистские тенденции в рамках блока все больше начинают пробивать себе дорогу, порой даже вопреки субъективным устремлениям отдельных представителей местных элит. «Только вместе мы сила», – констатировал Президент Республики Беларусь.

Таким образом, на сегодня ОДКБ – это работоспособная военно-стратегическая Организация, возможности которой в условиях современных международных вызовов позволяют стать широкой интеграционной платформой в иных областях и привлечь потенциальных участников за пределами СНГ.

Павел Семченко


Возврат к списку