апрель 2021
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Экспорт технологий из Белоруссии и России усиливает потенциал ОДКБ

13.01.2021


Не так давно серьёзный интернет-ресурс «Евразия.Эксперт» опубликовал собственное интервью с американским политэкономистом, специалистом по международной политической экономии и кризису накопления капитала Джеффри Соммерсом. Это достаточно известная фигура в экспертном сообществе - доктор философских наук, профессор политической экономии и государственной политики Университета Висконсин-Милуоки (США), приглашенный профессор Стокгольмской школы экономики в Риге и куратор Мемориальной библиотеки Андре Гундер Франка. Постоянный автор The «Financial Times» и «The Guardian». Причём, как признаёт сам Джеффри, «он не скрывает, что чувствует себя не вполне уютно в капиталистическом мире». Почему об этом открыто говорит стопроцентный американец Джеффри Соммерс? Да потому что и среди плевел бывает пшеница… А для нас это важно и потому, что, анализируя ту или иную ситуацию, всегда полезно знать, что думает, и как оценивает твоё положение и что предложила бы противная сторона. Поэтому нам интересно, насколько объективны и оригинальны оценки Джеффри Соммерса, касающиеся ситуации в мире, причём, по самым различным направлениям.

Заметим, что в ходе диалога американца и российского журналиста было, в частности, сказано о том, что «растущий потенциал восточных держав заставляет Запад использовать грязные способы конкуренции, ярким примером которых являются бесконечные санкции. Так, 9 декабря помощник госсекретаря США по военно-политическим делам Кларк Купер пригрозил неприятностями странам, которые будут покупать оружие у России и Китая». Так вот, Джеффри Соммерс полагает, что «в этих условиях интеграция становится особенно важной для сохранения позиций на мировом рынке и развития национальных экономик». Он также заявил, что одно из действенных средств защиты интересов России и её союзников на постсоветском пространстве вполне может, или даже должен стать «экспорт промышленного потенциала и технологий из России и Беларуси». Для нас, стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности это, согласитесь, весьма важный вывод.

Какими же ещё мыслями поделился с нами профессор Соммерс? Читаем, делаем выводы…

– Господин Соммерс, выступая в Пензе на лекции, организованной инициативой «Постглобализация», Вы сравнили экономики США, Китая и России с тремя пирамидами. Финансовая пирамида, вы сказали, строится в Соединенных Штатах, экспортная – в Китае и энергетическая – в России. Что происходит с этими тремя пирамидами сегодня в условиях пандемии и какое будущее их ждет после ее окончания?

– Из трех упомянутых пирамид, в условиях стабильности китайская – самая надежная. Китай продолжает наращивать производственные мощности, инфраструктуру и улучшать свои технологии. Кроме того, хотя он все еще сильно загрязняет окружающую среду, он создает зеленый потенциал для более чистого будущего. Недостатком китайской модели является то, что они получают слишком мало прибыли на единицу продукции (что является чистым благом для мировой экономики).

Финансовая пирамида США извлекает из существующей системы наибольшую прибыль. Модель построена на доминировании доллара как глобальной резервной валюты, что предоставляет США огромные субсидии в виде переоцененной валюты. Это позволяет им дешево импортировать много товаров, а также занимать огромные суммы денег по самым низким, если не отрицательным, и скорректированным на инфляцию процентным ставкам. Этот порядок был построен на нефтедолларовой системе, которая заставила саудовцев создать глобальный рынок для нефти, оцениваемой в долларах. Распад СССР также способствовал доминированию доллара, поскольку Содружество Независимых государств (СНГ) фактически перешло к долларовой системе.

Благодаря этой структуре доллары стран СНГ возвращались в США через офшорные банки в таких местах, как Латвия, которые были связаны с банками в Лондоне и Нью-Йорке.

Американская система также построена на режиме прав интеллектуальной собственности, который обеспечивает сверхприбыль от товаров или услуг, производимых или лицензированных американскими компаниями. Созданная в последние несколько десятилетий, система прав интеллектуальной собственности сформировала систему глобальных соглашений, разрешающую монопольное ценообразование на многие американские технологии и бренды. Но если Китай продолжит подниматься по цепочке добавленной стоимости, его высокие технологии начнут конкурировать с американскими. По мере приближения к позициям США он может начать отказываться от американских технологий, таких как ОС Android для телефонов. На этом этапе он может не только перестать покупать у США, но также предложить другим странам заменители топовых американских технологий по лучшим ценам, тем самым подрывая американскую систему прав интеллектуальной собственности. Это также подорвет доминирование доллара. Иными словами, американская пирамида, хотя и велика, является хрупкой и разрушается. Можно было бы найти новые способы укрепить ее, но нет никакой определенности в способности США это сделать.

Санкции ЕС помогли России. Как мы знаем, российский аграрный сектор восстановился в условиях санкций, и ее экспорт пшеницы теперь снова является крупнейшим в мире. Это большой успех. Россия также нуждается в увеличении расходов на исследования и разработки, которые находятся на исключительно низком уровне на всем постсоветском пространстве. Медицинские и космические исследования, по-видимому, являются двумя областями, где Россия имеет сильные стороны. Если российские коронавирусные вакцины окажутся безопасными, эффективными и дешевыми, это может сделать Россию крупной медицинской державой.

Слабость России в том, что экономика СССР была построена так, чтобы пережить войны. Прежде это было ее силой, ведь эта стратегия работала на оборону во время Второй мировой войны. Промышленные предприятия строились массово и были разбросаны по дюжине часовых поясов. Это было преимуществом для выживания в любой будущей войне, но недостатком для эффективности - логистика и так далее - в мирное время. Если коротко, то главный прием, которым США «победили» СССР, был просто не воевать с ним, а создать иллюзию угрозы, тем самым позволив СССР развалиться за счет затратности и неэффективности сохранения экономики военного времени и массивного аппарата наблюдения, направленного против внутренних угроз. Это не совсем критика, потому что Советы вынуждены были реагировать на тот мир, каким они его видели. А до Холодной войны это был мир агрессивной имперской экспансии, в том числе и против России.

И все же, по иронии судьбы, Россия лучше всего подготовлена к выживанию как «цивилизация», если будущая пандемия или катастрофа разрушат мировую систему. В таких условиях Россия может вернуться к автаркии, а стойкость ее народа хорошо известна. Тем не менее, Россия должна продолжать строить планы с расчетом на нерушимость мирового порядка. Лучший способ в их распоряжении сделать это – вкладываться в инфраструктуру.

Наибольшую угрозу для России представляют либеральные интервенты в США и собственные российские элиты. Последние обладают слишком большим богатством и слишком мало вкладывают его в производственные активы на родине. Уровень жизни и инвестиционные модели восточноазиатских элит в Японии и Южной Корее во время Холодной войны послужили бы российским элитам лучшей нормой для подражания.

– Миропорядок, построенный под эгидой США после Второй мировой войны, больше не подходит современной реальности и нынешнему балансу сил на международной арене, пишет Le Monde. По мнению авторов журнала, пандемия коронавируса продемонстрировала, насколько экономический и политический подъем Китая дестабилизировал систему, выстроенную на гегемонии Вашингтона. Насколько серьезен кризис гегемонии США в мире?

– Американская система прав интеллектуальной собственности и доминирование доллара дают США большие преимущества. Однако и у того, и у другого есть слабые стороны, которые могут привести к их эрозии, если не к краху.

Но это не значит, что США не смогут разработать еще одну инновацию, которая снова сделает американскую систему сильной. Впрочем, снижение уровня расходов на исследования и разработки в США делает этот исход менее вероятным.

Нет никаких сомнений в том, что Китай продемонстрировал свои превосходящие государственные возможности через более эффективный контроль над пандемией коронавируса, в то время как США продемонстрировали исключительно раздробленный и хрупкий характер своего общества и государства. Тем не менее, нет никаких признаков неизбежного краха США, хотя очевидно, что шок, больший, чем коронакризис 2020 года, может растворить американское общество и государство. Это не должно приветствоваться миром, поскольку любое такое падение США, скорее всего, приведет к тому, что они повернутся к фашизму.

– Когда началась первая волна коронавируса, показатели экономики большинства стран мира резко ухудшились, уровень благосостояния общества упал, инфляция возросла, – в общем, много негативных последствий. Теперь многие страны вновь вводят карантин. Что ждет мировую экономику?

– Весной 2020 года было предсказано, что хуже всего ситуация с коронавирусом будет зимой 2021 года. И это именно то, что мы видим. Холодная погода приводит людей в помещения, поэтому сейчас в северном полушарии вирус распространяется. Зима потенциально может привести к тому, что многие системы здравоохранения окажутся под угрозой, поскольку не хватит коек для ухода за всеми заболевшими. Тем не менее, мы учимся лучше справляться с теми, кто болен.

Вакцины начнут применяться в течение 2021 года. К лету сочетание более теплой погоды и достаточно большого количества вакцинированных людей должно вернуть экономику к нормальным условиям. Но «нормальные условия» означают вызовы.

Автоматизация и цифровизация продолжают сокращать занятость. С этим можно было бы справиться с помощью глобальных соглашений о сотрудничестве, направленных на сокращение рабочего времени, но рациональное сотрудничество, по-видимому, не в моде у политиков. Проблемы глобальной деградации окружающей среды (химикаты, пластик, обезлесивание и так далее) и изменения климата также остаются нерешенными, и им уделяют недостаточно внимания.

– Экономический кризис, пандемия, войны... На Ваш взгляд, каков выход из этой ситуации?

– Нации должны стремиться, насколько это возможно, увеличить производство товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью. Это означает создание более сложных экономик. Они должны стремиться избегать и жертвовать, насколько это возможно, уплатой налога на интеллектуальную собственность. Они также должны стремиться избегать арендных платежей, выплачиваемых финансовым организациям и за инфраструктуру, финансируемую из частных источников. Дорожная карта развития уже отражена в прошлом опыте США, Германии, Японии, Южной Кореи, Китая и других. Посмотрите на то, что они сделали для развития, а не на то, что они говорят сделать для развития.

– Какой Вам видится перспектива развития Евразийского экономического союза?

– Евразийский союз – в принципе хорошая идея, особенно в том смысле, что он включает центральноазиатские государства в более крупные торговые и производственные сети. Экспорт промышленного потенциала и технологий из России и Беларуси по всему Союзу будет способствовать лучшей интеграции стран-членов в производственные сети с более высокой добавленной стоимостью.


Возврат к списку