январь 2022

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам 28-го заседания СМИД ОБСЕ, Стокгольм, 2 декабря 2021 года

06.12.2021


- Нынешнее заседание СМИД ОБСЕ проходит в Стокгольме. Хотели бы поблагодарить наших шведских хозяев, лично Министра иностранных дел Швеции Линде, её сотрудников за качественную, креативную организацию нашего заседания, причем в форс-мажорных, пандемийных условиях. Очная встреча была весьма полезна.

Подробно и откровенно говорили о состоянии дел в ОБСЕ и о наиболее актуальных, острых вопросах повестки дня этой Организации. Положение в ОБСЕ непростое, можно даже назвать его тяжёлым. В нём отражаются негативные тенденции, разворачивающиеся в сфере европейской безопасности и сотрудничества. Формируется понимание о необходимости повысить востребованность ОБСЕ через совместные усилия, нацеленные на то, чтобы вернуть ей роль ведущей объединительной Организации в европейских делах.

Выразили обеспокоенность попытками ряда стран навязывать всем другим концепции: «порядка, основанного на правилах», эффективного мультилатерализма, которые ставят определенную группу западных стран выше всех остальных, продвигая дискриминационный подход к международным делам. Настаиваем на необходимости выполнения международного права, которое является универсальным правилом для всех стран нашей планеты.

Что касается военной безопасности в евроатлантическом регионе, она продолжает разрушаться. Остался только один Договор между Россией и США об ограничении стратегических наступательных вооружений. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Договор по открытому небу были разорваны нашими американскими коллегами. Это у всех вызывает озабоченность, хотя мало кто решается указать на истинные причины такого положения. Лишь выражают сожаление, что эти договоры перестали работать.

Продолжается деятельность НАТО по эскалации ситуации на наших границах. Альянс отказывается от рассмотрения наших предложений по снятию напряжённости и предотвращению опасных инцидентов. Предложили сугубо конкретные меры по этим вопросам. Военные потенциалы в Восточной Европе, в том числе вблизи российских границ, активно наращиваются. Ежедневно слышим сотрясающие воздух заявления с угрозами в наш адрес. Всё это неизбежно сказывается на деятельности ОБСЕ. На этом фоне основное внимание в выступлении на сессии и в наших контактах с западными коллегами уделили разъяснению и продвижению инициативы Президента России Владимира Владимировича Путина, которую он высказал впервые на расширенном заседании Коллегии в нашем Министерстве и повторил вчера в Кремле на церемонии вручения верительных грамот иностранными послами, о необходимости разрабатывать гарантии недопущения дальнейшего обострения обстановки и создания новых угроз Российской Федерации. В качестве конкретной задачи выдвинута цель добиваться недопущения дальнейшего расширения НАТО на Восток и размещения новых систем оружия на наших западных границах, которые будут угрожать безопасности Российской Федерации. Вчера было подчеркнуто Президентом России, я сегодня привлёк к этому внимание, что мы заинтересованы в договорённостях, учитывающих интересы безопасности всех без исключения стран. Не хотим никаких односторонних привилегий. Будем настаивать на том, чтобы эти договорённости рассматривались «всерьёз», чтобы от них не «отпихивались», не отталкивали, как наши западные коллеги делали много раз, в том числе со своими обещаниями о нерасширении НАТО. С ГДР (когда Германия объединялась) была достигнута договорённость, что военная инфраструктура не будет размещаться на территории Восточной Германии. Это происходило затем и с Основополагающим актом Россия-НАТО и многим другим. Всё, что имело форму политических обязательств, было Западом проигнорировано. Поэтому мы хотим, чтобы договорённости, упомянутые Президентом России В.В.Путиным (и которых будем добиваться), обязательно имели правовой, юридически обязывающий характер. В ближайшее время сформулируем соответствующие предложения нашим западным коллегам. Будем рассчитывать на их серьезное к этому отношение.

Из других вопросов, которые сегодня обсуждались на заседании, вызывает тревогу продолжающееся и углубляющееся нарушение прав национальных меньшинств, прежде всего языковых, а также образовательных прав. Особо тревожит и тенденция героизации нацизма, фальсификации истории, стремление заглушить альтернативные точки зрения в медийной сфере, включая закрытие неугодных СМИ.

В Организации, названной Организацией по безопасности и сотрудничеству, нарастают антагонизмы, расширяется конфронтационная риторика, тормозятся рабочие процессы в ОБСЕ, осложняется тот самый политический диалог, ради которого эта Организация и создавалась. Тем самым, затрудняется достижение компромисса в очевидных сферах совпадения интересов всех стран участниц.

Приведу пример. На этой сессии мы вместе с коллегами по ОДКБ внесли проект Декларации о необходимости противодействовать использованию Интернета в террористических целях. Казалось бы, что ещё более актуально? К сожалению, наши западные партнёры, не приведя никаких аргументов по существу наших предложений, сняли его с обсуждения. Было очевидно, что их не устраивало, что именно Россия выступила с такой инициативой.

В таких условиях особенно важен откровенный разговор. Хорошо, что он состоялся лицом к лицу. Это было небесполезно. Оценки накопившихся проблем, которые высказывали и мы, и другие участники, были услышаны. Чувствуется интерес к тому, чтобы преодолеть этот кризис, нащупать пути повышения эффективности ОБСЕ.

Полезной была дискуссия по ситуации в Афганистане и её последствиям для региона ОБСЕ, для центральноазиатских стран. Высказали наши подходы к этой проблеме, которые были согласованы в рамках ОДКБ и ШОС, когда эти две структуры провели саммит в сентябре сего года в Душанбе. Был разработан целый ряд конкретных практических шагов по поддержке центральноазиатских стран, по недопущению «захлестывания» их миграционным кризисом, чтобы с потоками мигрантов, которые просачиваются на территории наших союзников, не проникали террористы и многое другое. В ШОС и ОДКБ есть специальные механизмы, рабочие группы по взаимодействию с Афганистаном. Сегодня призвали наших коллег по ОБСЕ при разработке собственных планов обязательно учитывать то, что уже делается с пользой для наших соседей «на земле».

Хотим повысить эффективность ОБСЕ в борьбе со всеми транснациональными угрозами, терроризмом, наркотрафиком, организованной преступностью. Хотим более часто видеть заседания соответствующих структур, прежде всего комитета, занимающегося антитеррористическими задачами.

Многие документы нашего СМИД, которые планировалось принять, оказались снятыми с обсуждения. Некоторые западные коллеги с какой-то необычной ретивостью пытались насытить их к месту и не к месту радикальными и ультралиберальными интерпретациями гендерных установок. Это тоже не делает чести нашей организации. В конечном итоге приняли один документ по вопросам вовлечения ОБСЕ в усилия, связанные с подготовкой к изменениям климата, и одно решение по приднестровскому урегулированию. «На полях» СМИД ОБСЕ министры России, США и Франции как стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ приняли заявление по нагорно-карабахскому урегулированию, в котором среди прочего приветствуются посреднические усилия Российской Федерации.

Безусловно, хотели бы видеть более насыщенные результаты этой сессии, в том числе и политическую декларацию, которую уже больше десяти лет не удаётся принять. Потому, что вместо концентрации на общих европейских задачах по укреплению безопасности во всех её измерениях, все пытаются такую политическую декларацию насытить своими мелкими вопросами или отдельными ссылками на те или иные конфликты вне консенсусной редакции.

Приняли решение о том, что в 2025 года председательство в ОБСЕ перейдет к Финляндии. Это будет 50-летняя годовщина проведения исторического Хельсинкского саммита. В 2022 году Председателем будет Польша и очередное заседание министров иностранных дел состоится в Лодзе.

Говорили и по Украине. Позиции известны. Все они были озвучены публично. Привлекли особое внимание к тому, что непосредственно касается ОБСЕ, а именно: к необходимости строго руководствоваться Минскими соглашениями, которые были одобрены СБ ООН и мандатом Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. В Минских соглашениях и в мандате СММ ОБСЕ прямо содержится требование вести прямой диалог с Донецком и Луганском. К сожалению, миссия ОБСЕ не всегда объективна подходит к выполнению своего мандата.

Надеюсь, что высказанные нами замечания, мы их изложили и в общей дискуссии, и на встрече с Генеральным секретарём ОБСЕ, и с председательствующей в ОБСЕ министром иностранных дел Швеции, будут услышаны.

Ещё раз подчеркну, что мы заинтересованы в том, чтобы ОБСЕ возвращалась к духу Хельсинки, к основам, заложенным в 1975 году, которые отражали бы баланс интересов всех без исключения стран нашего важнейшего региона. Организация по своему названию должна заниматься безопасностью и сотрудничеством, а не нагнетанием конфронтации.

Вопрос: В последнее время в Россию приезжала заместитель Государственного секретаря США Нуланд, глава ЦРУ Бёрнс. Они говорили, что переговоры были «достаточно конструктивными». Постулируется одно, а слышим другую риторику. Это двойная игра? К чему ведёт Вашингтон?

С.В.Лавров: Они не только перед, но и после поездок, комментируя состоявшиеся или предстоящие контакты в «конструктивном» духе, все равно всё сводили к тому, что Россия «должна». Например, «должна» выполнять Минские договоренности.

Сегодня Государственный секретарь США Блинкен стал перечислять требования к России по выполнению Минских соглашений, включая соблюдение режима прекращения огня, вывод тяжелых вооружений, прекращение экономического «вмешательства» в Донбассе. В ходе нашей двусторонней встречи я всё разъяснил, процитировал конкретные положения Минских договоренностей, где говорится, что все эти вопросы решаются через прямой диалог и достижение согласия между Киевом, Донецком и Луганском. Одержимость стремлением «завязать» все Минские соглашения на действия и поведение России имеется у всех натовских стран. Присутствует и «заведённость» на эту тему.

Достаточно профессионально говорили с Блинкеном в том числе и по Украине. Американцы выражают готовность, намерение помогать выполнению Минских договоренностей. Хотя мы видим, что они совсем не так их трактуют, как явствует из самого текста. Тем не менее, считаем, что можно использовать возможности США. Именно они оказывают решающее влияние на киевский режим. При этом Вашингтон говорит, что не претендует на подрыв или расширение «нормандского формата», но хотел бы использовать свои двусторонние возможности в контактах с участниками процесса. Мы не против. Для этого нужно изначально договориться, какие у нас основы взаимодействия. Они могут быть только одни – Минские соглашения в их прямом толковании. Даже толковать не надо, а просто прочесть и делать то, что там записано.

Учитывая нарастающие критические высказывания в наш адрес, распространили среди участников заседания ОБСЕ текст Минских соглашений и Декларации лидеров России, Украины, Франции и Германии. Всё это было одобрено резолюцией Совета Безопасности ООН. Прямо попросил коллег, прежде чем в следующий раз комментировать украинские дела, внимательно прочитать эти документы. Тогда у многих появится понимание того, что нужно употреблять иную риторику. Готовы к любым контактам. Ни от чего не уходим. Главное понимать, чего мы добиваемся.

Вопрос: Видятся ли Вам корабли в Черном море и стягивание техники на границы с Донбассом звеньями одной цепи? К чему это может привести? Насколько опасна эта ситуация?

С.В.Лавров: Цепь одна – сдерживание России. Она продекларирована и воплощается в практических делах, в том числе в тех, которым посвящены Ваши вопросы.

Напомнили нашим западным коллегам, что более двух лет они отказываются обсуждать предложения, внесенные на рассмотрение стран-членов Североатлантического альянса Генеральным штабом Вооруженных Сил России. Во-первых, это договоренность о конкретном расстоянии, на которое должны быть отведены наши и натовские учения от линии соприкосновения. Во-вторых, определение дистанции максимально допустимого сближения боевых самолетов и кораблей. В-третьих, дополнительные меры безопасности в воздушном пространстве над Балтикой, прежде всего в том, что касается договоренности о полетах боевых самолетов с включёнными транспондерами. Натовцы отказываются это делать.

Такого рода конкретные предложения являются проявлением нашего искреннего стремления добиться деэскалации. Отказ от них показывает, что все разговоры о том, что Россия якобы отворачивается от сотрудничества с НАТО и не хочет вырабатывать меры доверия, – это пустословие. Будем добиваться того, чтобы нас услышали. Главное – наша безопасность. Если натовцы по-прежнему будут уходить от разговора на эту тему или отказываться обсуждать идеи, которые выдвинул Президент России Владимир Владимирович Путин, будем принимать меры, чтобы наша безопасность, суверенитет и территориальная целостность ни от кого не зависели.

Вопрос: США и их союзники могут отказаться обсуждать требования России предоставить гарантии безопасности? Что будет в такой ситуации? Есть «план Б»?

С.В.Лавров: Мы говорим не о том, чтобы нам дали гарантии безопасности. Президент России особо подчеркнул, что необходимо выработать коллективные гарантии обеспечения безопасности друг друга, всех участников общеевропейского процесса. Не хочу гадать о том, что Запад откажется их рассматривать. Все услышали Президента Путина, осознали, что наши предложения серьезные. Сейчас кладем их «на бумагу». Посмотрим, какая будет реакция.

Необходимо посмотреть, насколько серьезно к этому отнесётся западное сообщество, искренне ли они заинтересованы в деэскалации и прекращении попыток односторонне наращивать свои преимущества, в том числе в виде военной инфраструктуры, вооруженных сил и техники.

Вопрос: Заместитель Государственного секретаря США Нуланд заявила, что, если Россия предпримет шаги по дестабилизации на Украине, против Москвы будут введены санкции, которых ранее не было. Как Вы можете это прокомментировать? Будет ли ответ Москвы в случае введения санкций?

С.В.Лавров: В отношении слов Нуланд, это же повторили Блинкен и ряд других делегатов (включая немцев), что будут санкции, которых ранее не было. Всё бывает в первый раз. До этого тоже были санкции, которых не было.

Наши западные коллеги утратили культуру диалога, дипломатических переговоров, достижения консенсуса, способности искать баланс интересов. Чуть что не по их «желанию» – сразу вводятся санкции. Это не только в отношении России. Практически везде, если переговоры включают в себя страны, не разделяющие однозначные подходы Запада, санкции употребляются в качестве угрозы и вводятся, если кто-то кого-то не слушает. Надеюсь, это отражает не прискорбный факт того, что западники утратили способность вести переговоры, а просто русофобское течение в НАТО и ЕС пока не позволяет им работать над конкретными делами, отойти от конфронтации и заниматься тем, ради чего создавалась ОБСЕ.

Если последуют новые «адские» санкции, мы отреагируем. Не можем не реагировать. Как? Будет видно. Не хочу гадать, на что решится Запад. Грозят финансовыми санкциями, новыми секторальными репрессалиями. Это тупиковый путь. В конечном итоге он обернется против инициаторов нелегитимных односторонних мер.

Вопрос: С Государственным секретарем США Э.Блинкеном Вы обсуждали функционирование дипмиссий. Договорились продолжить экспертную работу. Означает ли это, что высылка российских дипломатов будет приостановлена? Если будут экспертные встречи, то когда? Могут ли они пройти до конца года?

С.В.Лавров: Напомнили коллегам, что «спираль» взаимных рестрикций, начатая Обамой за несколько недель до выезда из Белого дома, чтобы «насолить» Трампу и оставить ему такое «наследство», уже заводит слишком далеко. Это неприемлемо, нарушает все мыслимые дипломатические каноны и конвенции. Американцы захватили и до сих пор держат под своим контролем российскую дипломатическую собственность. Нас, как владельцев, даже не пускают. Они не отрицают факт того, что мы собственники, но не допускают на территорию этих объектов, чтобы посмотреть, в каком они состоянии.

США ввели односторонние ограничения, противоречащие всем дипломатическим конвенциям, о том, что наши дипломаты могут работать на американской территории только три года. Нам объяснили, что это такая «практика». Мы в ответ сказали, что у нас «практика» не набирать персонал «на месте». США в России нанимали более 400 российских граждан. В соответствии с их же логикой прекратили это «право». Мы вступили в порочный круг. Не реагировать не можем, чтобы не создавать им односторонние преимущества. Надеюсь, что до наших американских коллег «дойдет», что ни в их, ни в наших интересах продолжать подобную «ситуацию».

По договоренности Президентов Владимира Владимировича Путина и Байдена в Женеве в июне сего года начались экспертные консультации. Запланирован очередной раунд (до конца 2021 года, либо в начале 2022 года). Пока не видим готовности наших переговорных партнеров идти на конструктивные шаги. Внесли некоторые предложения. В идеале (подтвердил это Блинкену) просто «обнулить» все ограничения, вернуться к нормальному, взаимоуважительному функционированию дипломатических миссий.

Вопрос (перевод с английского): Вы сегодня говорили о Грузии, о её желании стать членом НАТО. Не могли бы Вы прокомментировать вчерашние слова Президента России Путина о расширении НАТО? Является ли это угрозой? Как Вы видите отношения России и Грузии?

С.В.Лавров: Знаю «мантру», которую повторяют натовцы. Недавно Генеральный секретарь Столтенберг озвучивал, что только члены НАТО, Грузия и Украина будут решать, вступать этим странам в Североатлантический альянс или нет. Никто не имеет права вмешиваться. Это продекларированная позиция конкретной группы стран.

Напомню, что в международном праве есть иные постулаты, признаваемые всеми. Базовый – каждое государство имеет полное право выбирать формы защиты своих законных интересов безопасности, суверенитета и территориальной целостности. В данном случае есть обязательство, подписанное на высшем уровне всеми западными партнерами, Украиной, Грузией, о том, что безопасность неделима. Ни одно государство не имеет права обеспечивать собственную безопасность за счет безопасности других.

Некоторое время назад мы предложили кодифицировать эти политические заявления и декларации на высшем уровне, сделать принцип неделимости безопасности юридически обязывающим. Внесли проект соответствующего договора на рассмотрение стран-участниц ОБСЕ. Натовские коллеги категорически отказались это обсуждать и заявили «интересную» вещь в качестве объяснения позиции. Они официально провозгласили, что юридически обязывающие гарантии безопасности могут предоставляться только членам НАТО. Мы поинтересовались, как быть, если их лидеры, президенты, премьер-министры подписали политическое обязательство? Получается, их слово ничего не стоит? Ответа не последовало.

Этот менталитет начал проявляться в 1990-е годы.: «либо вы с нами, либо с Россией». Сейчас он проявляется в позиции НАТО по отношению к принципу неделимости безопасности. Это опять попытка расколоть Европу, «затащить» в свои ряды как можно больше стран. НАТО уже скоро их не сможет «проглотить». Вместо того чтобы добавлять безопасность, Альянс становится не столь монолитным с точки зрения его изначальной задачи – обеспечения территориальной обороны. «Новоприобретения» в лице многих восточноевропейских стран нисколько не добавили, даже уменьшили способность НАТО быть боеспособной единицей и активно себя защищать.

Рассуждать надо не так, что «я куда-нибудь вступлю, на остальное наплевать». Надо думать о принципах, которые мы все поддержали и провозгласили. Когда надо было обеспечить принятие СССР обязательств в области прав человека, мы пошли на такой компромисс. Сейчас натовцы видят, что им нужно что-то больше и необходимо сдерживать Россию в военном плане – это нечестно. Мы предложили вернуться к основам, на которых зиждется ОБСЕ: равноправие, консенсус, диалог и неделимость безопасности. Убежден, что Грузии в такой конструкции будет комфортно. 


Возврат к списку