декабрь 2019
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Трамп на распутье: начнут ли США войну с Ираном?

02.12.2019  
2019-09-22 нет комментариев CША, Акторы Просмотры: 299

Трамп на распутье: начнут ли США войну с Ираном?

После атаки на инфраструктуру нефтяной компании Саудовской Аравии Saudi Aramco весь мир застыл в ожидании ответной реакции Соединенных Штатов. Несмотря на то, что США, устами Госсекретаря Майка Помпео, как всегда оперативно определили виновного в инциденте (им предсказуемо оказался Иран), вопрос о дальнейших действиях Штатов повис в воздухе. Решится ли Белый дом на военный удар или ограничится санкциями?  В статье ниже, попробуем определить какими будут основные векторы американских действий на персидском направлении в ближайшее время. 

С первых дней после атаки Вашингтон выбрал крайне агрессивный тон для публичных заявлений в отношений Ирана.

16 сентября американский сенатор Линдси Грэм предложил атаковать нефтеперерабатывающие объекты Ирана,  а буквально через два дня уже вице-президент США Майк Пенс заявил, что Американские войска приведены в боевую готовность. По словам политика, это сделано после атак на нефтеперерабатывающие заводы в Саудовской Аравии.

По утверждению высокопоставленных источников телеканала CBS США выявили точные места на территории Ирана, откуда по нефтяным объектам в Саудовской Аравии были выпущены более 20 беспилотников и крылатых ракет.

Официальный представитель оборонного ведомства Саудовской Аравии Турки аль-Малики заявил, что в атаке были задействованы восемнадцать беспилотников и семь крылатых ракет. Четыре из них использовались для налета на завод в Хурайсе. Три ракеты не достигли своей цели.

Аль-Малики подчеркнул, что траектории их подлета указывают на то, что они были выпущены с северного направления, то есть с той стороны, где, в частности, находится Иран. В то же время представитель саудовского Минобороны признал, что точное место запуска ракет и беспилотников пока неизвестно.

В пятницу 20 сентября стало известно, что США вводят санкции против Центробанка Ирана и готовят переброску дополнительных американских войск и поставку военной техники на территорию Саудовской Аравии и ОАЭ.

Внешне, все это напоминает информационную операцию по обеспечению будущего военного удара по персидской теократии. В тоже время существует целый ряд факторов которые ставят под сомнение возможную эскалацию конфликта со стороны США.

1 . Масштаб конфликта

Иран, даже несмотря на многолетний период санкций и конфронтации с западными странами обладает весьма серьезным военным потенциалом.  В рейтинге Global Firepower, определяющего оборонный потенциал множества стран мира Иран занимает 14 место с рейтингом 0.2606 пунктов.

Численность вооруженных сил Ирана составляет около 545 тыс. солдат и офицеров, находящихся на действительной военной службе и 1 350 тыс. резервистов, в том числе около 125 тыс. человек в составе КСИР (Корпуса Стражей Исламской революции).

И хотя военно-технической мощи Тегерана на данном этапе явно недостаточно, чтобы эффективно противостоять такому сопернику, как США, Соединенным Штатам для усмирения Ирана придется проводить полномасштабную стратегическую операцию с привлечением значительной части своих военно-воздушных и военно-морских сил.

Прежде всего, необходимо будет нейтрализовать многочисленный арсенал иранских баллистических и крылатых ракет который ставит под угрозу военные объекты США практически во всей зоне Центрального командования ВС США.

Иран за последнее время создал весьма широкий спектр ракет — от баллистической ракеты «Шахаб-1» с дальностью стрельбы 300 км до крылатой ракеты «Сумар» с заявленной дальностью полета в 2500 км. Эти изделия могут поражать цели в любом месте Персидского залива, Израиле, Египте, Афганистане и других регионах Южной и Восточной Европы.

Стартовые позиций ракетных систем находятся под прикрытием системы противовоздушной обороны  С-300 и ракет класса «земля-воздух» Bavar 373 местного производства которые будут представлять серьезную опасность для пилотов ВВС США.

Таким образом, возможная плата за участие в подобном вооруженном конфликте может стать для США непомерно высокой.

При этом стоит учитывать, что имеющиеся в распоряжении силы и средства Ирана, на первых порах, скорее всего, сделают весь Персидский залив недоступным для соединений боевых кораблей ВМС США. Для этого Иран постарается использовать целые рои катеров, беспилотные летательные аппараты и морские мины для эффективного противодействия американскому флоту, особенно в таких местах, как Ормузский пролив, являющийся ключевым коридором, соединяющим Персидский залив с Оманским заливом.

Кроме всего прочего, важное значение нужно будет уделить обеспечению обороны основных американских и союзных объектов не только от иранских ракет, но и от множества иррегулярных подразделений проиранской ориентации многие из них находятся далеко за пределами Ирана — в Сирии, Йемене и Ираке.

Эти прокси-группы могут поразить подразделения США и их союзников по всему региону включая базы в Сирии, Ираке, Саудовской Аравии и Кувейте.

Таким образом вооруженным силам США необходимо будет в результате внезапного и чрезвычайно мощного первого авиационно-ракетного удара в течение самого короткого времени уничтожить ракетный потенциал и силы ПВО Ирана, резко ослабить боевые возможности ВВС и ВМС Исламской республики, а также прикрыть собственные войска (силы) от ударов средств воздушного нападения и воздушной разведки Тегерана.

2. Неготовность США к большой войне на Ближнем Востоке.

Насколько имеющихся у Пентагона в регионе сил и средств достаточно для такого удара?

В первую очередь следует обратить внимание, что все базы Штатов в районе Персидского залива сосредоточены в четырех государствах: Катар, Кувейт, Бахрейн и ОАЕ. Очевидно, что в случае использования Американцами инфраструктуры этих баз для ударов по Ирану поставит территорию и нефтяные танкеры этих стран под угрозу ответной атаки.

Это при том, что Кувейт напрямую граничит с Ираком, где сосредоточено большое количество лояльных Ирану шиитских подразделений,  в Бахрейне большинство населения исповедует шиитское направление ислама, религиозным центром которого как раз является Иран, а Катар, на фоне затяжного конфликта с Саудовской Аравией, по сути является союзным Ирану государством.

Можно еще вспомнить про военный контингент США в Афганистане, но Вашингтон вряд ли пойдет на подобный шаг, чреватый окончательной дестабилизацией ситуации в этой среднеазиатской стране.

Есть еще база на острове Диего Гарсия, но в силу значительной удаленности она имеет значение только в разрезе использования стратегической авиации. С которой по иронии у военного ведомства США сейчас большие проблемы, так как из 62 самолетов B-1B Lancer  (главной «рабочей лошадки» стратегического командования) в боеготовом состоянии из них находятся лишь девять. Хотя именно эти самолеты, в силу способности к низковысотному прорыву систем ПВО, должны были стать «тараном» вскрывающим «воздушные ворота» Персидской империи (наряду с B-2).

Чтобы нивелировать ограничения, накладываемых странами-союзниками в регионе на использование авиации с сухопутных аэродромов, США, скорее всего, потребуется не менее трех авианосных ударных групп.

Для сравнения во время вторжения в Ирак в 2003 году Соединенные Штаты направили в Персидский залив и прилегающие воды целую армаду кораблей ВМС США — пять авианосцев, линейные корабли, крейсера и эсминцы, оперативные десантные группы.

Но и здесь у «Дядюшки Сэма» не все ладно. Из десяти авианосцев в строю находятся всего лишь четыре, а в районе Персидского залива — только один: USS Abraham Lincoln. Плюс универсальный десантный корабль USS Boxer находится в Красном море. Этих сил явно недостаточно для завоевания господства в воздухе против 348 боевых самолетов Исламской Республики. Пусть даже это цифра больше «на бумаге» все равно в боеготовом состоянии у Ирана находится не меньше 160 истребителей и многофункциональных самолетов.

Таким образом без концентрации дополнительных военно-морских сил в регионе, сомнительно чтобы Белый дом решился на начало военной операции.

Вместе с тем к оперативному развертыванию войск  на театре военных действий, то есть к созданию необходимых группировок и их соответствующему оперативному построению, Соединенные Штаты еще и не приступали. В настоящее время трудно добиться поистине стратегической внезапности действий ВС США, поскольку переброска войск и сил в регион не останется незамеченной.

3. Политический подтекст

Очевидно, что Трамп не хотел бы рисковать, развязывая военный конфликт такого уровня  в преддверии президентских выборов в США в 2020 году.

Следует помнить, что в преддверии последних выборов Дональд Трамп проводил кампанию по выводу Америки из конфликтов на Ближнем Востоке. Он последовательно стремится сократить численность американских войск в Сирии, Афганистане и Ираке, и высказывается резко против дальнейшего участия в конфликте Йемене.

Кроме того, несмотря на свою воинственную риторику, до сих пор Трамп предпочитал использовать дипломатию, а не военные опции практически во всех случаях эскалации напряженности. Единственная страна по которой Трамп все-таки решился нанести удары — это Сирия, которая очевидно, на сегодняшний день, не готова к применению ответных мер к США и является удобной целью для поднятия рейтинга внутри страны.

Не пользуется эта война популярностью и в Пентагоне.  В июле этого года генерал армии США Марк Милли выразил сенату откровенный скептицизм по поводу вероятности крупной войны с Ираном. Четырехзвездочный генерал сделал эти ремарки во время слушаний по его утверждению на должности председателя Объединенного комитета начальников штабов.

По его мнению, локальный конфликт с Ираном подорвал бы возможности США по противостоянию России и Китаю. Журналисты Wall Street Journal подтвердили, что эти взгляды и сегодня остаются доминирующими в Пентагоне.  Неудивительно, что после субботней атаки военные призывают к осторожности и сдержанности.

Кроме того, абсолютному большинству американского экспертного сообщества непонятно, как может выглядеть гипотетическая американская победа. Никто в США в настоящее время не выступает за крупномасштабную оккупацию, подобную той, которая последовала за вторжением США в Ирак в 2003 году.

4. Иран не стремится к войне с США

Очевидно, что Иран тоже не стремится вступать в войну с США. Скорее он пытается улучшить свои позиции перед потенциальным переговорами, иллюстрируя США губительные последствия усиления санационной политики и демонстрируя свои возможности по контролю над регионом.

И у Ирана есть веские основания полагать, что эта стратегия может сработать, учитывая отмену Трампом предыдущих ударов по Ирану и готовность торговаться с Северной Кореей после того как она ускорила развитие своих ядерных и ракетных программ.

США же в свою очередь, могут использовать момент, для давления на европейских союзников с целью расторжения «ядерной сделки» и усиления давления на Иран, в надежде перезаключить ее на более выгодных условиях, что могло бы сыграть решающую роль на предстоящих президентских выборах в США.

Однако в условиях настолько высокого уровня напряженности между Израилем, США и Саудовской Аравии с одной стороны и Ираном с другой, любое неосторожное действие может воспламенить весь Ближний Восток в считанные мгновения.

https://cezarium.com/iran-war/






Возврат к списку