июнь 2020
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

К 75-летию Великой Победы: «Как Иван Кожедуб сбивал американских стервятников…»

14.04.2020


Увидев этот заголовок, читатель «Союзников.ОДКБ» наверняка подумает, что произошла ошибка. Мол, всем известно, что не американских, а немецких стервятников весьма умело сбивал великий военный лётчик, Трижды Герой Советского Союза Маршал авиации Иван Никитович Кожедуб. Но на самом деле никакой ошибки нет. Потому что в самом конце войны в германском небе Ивану Никитовичу к своим лично сбитым 69 немецким самолётам пришлось приплюсовать с полдюжины … американских. Просто мы в силу своей природной деликатности об этом старались не говорить. Наверное, зря…

Так что же произошло в апреле 1945 года, когда всем в мире стало очевидно: Красная Армия переломила хребет фашистскому зверю, и готова добить его в берлинском логове? Прежде, чем ответить на этот вопрос, напомним для начала, кто такой легендарный советский ас Кожедуб…

Иван Никитович родился в 1920 году, в семье крестьянина - церковного старосты, в селе Ображиевка Глуховского уезда Черниговской губернии – (ныне это Шосткинский район Сумской области Украины). В 1934 году Кожедуб окончил школу и поступил в химико-технологический техникум в городе Шостка. Там же прошёл курс обучения в Шосткинском аэроклубе. В начале 1940 года поступил на службу в ряды Красной Армии и осенью того же года окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков, после чего продолжил в ней службу в должности инструктора.

На фронт он попал в 1943 году, и до конца войны записал на свой счёт 366 боевых вылетов, провёл 120 воздушных боев и за это время лично сбил 62 немецких самолета. При этом самого Кожедуба никто не сбил ни разу.

… В конце апреля 1945 года заместитель командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка 25-летний майор Кожедуб в составе группы истребителей «работал» в небе над Берлином. На одном из этапов полёта наши лётчики увидели американские самолёты Ф-51 «Мустанг», которых неожиданно атаковала пара «Мессершмиттов». Как в такой ситуации не помочь союзникам? И Кожедуб эффектным манёвром и заградительным огнём отгоняет «мессеров»… Каково же было его удивление, когда буквально через несколько секунд он был атакован американскими истребителями прикрытия.

Вот как позже рассказывал об этом сам Иван Никитович…

- … Очередь была длинной, с большой, в километр, дистанции, с яркими, в отличие от наших и немецких трассирующими снарядами. Из-за большого расстояния было видно, как конец очереди загибается вниз. Я перевернулся и, быстро сблизившись, атаковал крайнего американца (по количеству истребителей в эскорте я уже понял кто это) - в фюзеляже у него что-то взорвалось, он сильно запарил и пошёл со снижением в сторону наших войск. Полупетлёй выполнив боевой разворот, с перевёрнутого положения, я атаковал следующего. Мои снаряды легли очень удачно - самолёт взорвался в воздухе...

… Когда напряжение боя спало, настроение у меня было совсем не победным - я ведь уже успел разглядеть белые звёзды на крыльях и фюзеляжах. «Устроят мне... по первое число», - думал я, сажая машину. Но всё обошлось…

Кстати, один из подбитых Кожедубом «Мустангов» приземлился на нашей территории. Из кабины вытащили здоровенного негра. От страха у него были ватные ноги, серые губы и мокрые штаны. На все вопросы он твердил одно: в бою противником был немецкий «Фокке-Вульф»… 

- А ничего, что у "Фокера" звёзды были на крыльях?

- Ничего...

- … Когда проявили плёнки ФКП, - продолжал Иван Никитович, - главные моменты боя оказались зафиксированы на них очень чётко. Плёнки смотрело и командование полка, и дивизии, и корпуса. Командир дивизии Савицкий, в оперативное подчинение которому мы тогда входили, после просмотра сказал: «Эти победы - в счёт будущей войны». А Павел Фёдорович Чупиков, наш комполка, вскоре отдал мне эти плёнки со словами: «Забери их себе, Иван, и никому не показывай»...

А пару недель спустя, по сути, перед самым Днём Победы Иван Кожедуб вынужден был ещё разок поучить зарвавшихся американских щенков. Тогда целая эскадрилья ихних тяжёлых бомбардировщиков, игнорируя предупредительные выстрелы, вошла в пространство советской зоны ответственности. Майору Кожедубу ничего не оставалось делать, как разорвать очередями своей пушки три бомбёра и разогнать истребители прикрытия. Одно огорчает - включить сбитые самолёты в официальный список своих побед он не мог. Но командир полка Павел Чупиков заверил аса, что с американцами подраться придется очень скоро, и что в первый же день следующей войны их сбитые машины припишут на счет Кожедуба, что называется, задним числом.


Вот такая история. Но если кто-то полагает, что американцы, дескать, попросту обознались – то он ошибается. Потому что, во-первых, столкновения с американцами в Германии были не единичными, а во-вторых, далеко не случайными.

- Это вовсе не было следствием какой-либо неразберихи, в общем-то свойственной для масштабных боевых действий, - сказал "Союзникам.ОДКБ" военный эксперт Борис Джерелиевский, - Уже тогда Штаты изо всех сил старались заявить свои права практически на весь европейский континент, заранее объявили Европу своей зоной влияния. Даже маршал Георгий Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» написал, как командующий американскими ВВС Спаатс демонстративно отказался обсуждать с ним, Жуковым, порядок полетов над советской зоной, да ещё нахально заявил при этом, что, мол, «американская авиация всюду летала, и будет летать без всяких ограничений».

Пришлось учить нахалов элементарной вежливости. К сожалению, при этом не обошлось без жертв. Потому что, когда вроде бы союзник бьёт исподтишка, в спину – трудно не пропустить первый удар…

Например, 7 ноября 1944 года, то есть, в годовщину Октябрьской революции американцы предприняли попытку атаковать наши войска. Группа примерно из сорока американских бомбардировщиков В-25 «Митчелл» в сопровождении истребителей «Лайтнинг» скрытно подошла и обрушилась на расположение частей 6-го гвардейского стрелкового корпуса и аэродром 866-го истребительного авиаполка у сербского города Ниш. В результате подлого удара погибли командир корпуса Герой Советского Союза Григорий Котов, а также 31 солдат и офицер. Ещё 37 человек было ранено. Кроме того, были уничтожены два наших самолета и сожжено полтора десятка автомобилей. Лишь когда взлетевшие советские истребители в свою очередь сбили семь стервятников, остальные обратились в бегство. Скорее всего, это были самолеты из 15-й воздушной армии ВВС США, которая в 1944 году базировалась в Италии.

Впоследствии свидетель этого боя, летчик Борис Смирнов писал в своих мемуарах, что на карте, найденной в обломках одного из сбитых «Лайтнингов», расположение наших частей под Нишем было обозначено как воздушная цель. После этого случая американцы поторопились оправдаться: мол, «сбились с курса»…, «приняли за немцев»… Но им, конечно, никто не верил…

Кстати, с этом фактом можно ознакомиться в мемуарах военного лётчика Hиколая Шмелёва «С малых высот», которые были изданы в 1966 году. «Союзники.ОДКБ» отыскали эту книгу, и узнали из неё, что едва советские летчики из 707-го штурмового авиаполка собрались отметить большой революционный праздник, как на расположение полка начали пикировать и сбрасывать бомбы странные самолеты, похожие на немецкие «рамы» - «Фокке-Вульф» FW-189. Но это были не немецкие «фокеры». На крыльях и фюзеляжах вражеских самолетов красовались не черные фашистские кресты, а белые звезды ВВС США. Это были тяжелые американские двухмоторные истребители Р-38 «Лайтнинг».

«… Все мы были удивлены и озадачены, - читаем мы у Шмелёва, - Ведь каждый знал, что на нашем участке у фашистов не было и нет такого количества авиации. Целая армада! Супонин, Орлов и я, выбравшись из щели, стали под деревом. До аэродрома было около двух километров. Мы видели, как «рамы» одна за другой продолжали пикировать, штурмуя стоянки наших самолетов… В воздух взмыло дежурное звено наших соседей… Они с ходу вступили в бой. Первой же атакой каждая пара сбила по неприятельскому самолету… На помощь отважной четверке подоспела еще одна пара, а вскоре взлетел весь полк.

… Воздушный бой разгорался все сильнее. Неизвестные самолеты, сбросив бомбы, сначала пытались защищаться, но, не выдержав натиска наших истребителей, построились в «змейку», чтобы лучше прикрывать друг друга огнем передних пулеметов, и стали уходить в сторону города. Один из «яков» стремительно спикировал с высоты на двухкилевой самолет и открыл огонь Тридцатисемимиллиметровый снаряд его пушки разорвался в центроплане «рамы», и она, вспыхнув как факел, свалилась на землю. «Як» проскочил вперед, но тут же попал под огонь другого бомбардировщика. Пулеметная очередь угодила в кабину истребителя. «Клюнув» носом, он резко пошел вниз и разбился. Погиб кто-то из наших боевых друзей…

… - Так это же не немцы, а американцы! Союзники! — закричали наши летчики, когда на двухкилевых самолетах стали отчетливо видны опознавательные знаки военно-воздушных сил США. Да, это действительно были американские «лайтнинги».

… Гроза, как говорится, отгремела. Полк снова построился на плацу. Все горячо обсуждали случившееся. Трудно было поверить, что это ошибка.

- Опять «рамы»! Еще группа «лайтнингов»! — послышались возгласы.

… Вторая группа «лайтнингов», насчитывающая тоже около сорока самолетов, перевалила через горный хребет. И опять повторилась дикая картина. Самолеты один за другим входили в пике и сбрасывали бомбы на колонну наших войск. Находившиеся в воздухе «яки» ринулись им навстречу. Они стремительно проносились между «лайтнингами», показывая им свои опознавательные знаки. Однако не все американцы прекратили бомбежку и обстрел. Наиболее «непонятливых» пришлось убеждать огнем пулеметов и пушек.

… - Ну и натворили дел союзнички! — с нескрываемой злобой сказал Александр Колдунов, только что возвратившийся из полета.

- Кто им теперь поверит, что они ошиблись?! — отозвался Степанов.

Впрочем, Красная Армия очень скоро убедилась, что в реестре американских традиций значатся не только укусы и атаки советских союзников, но и массированные бомбардировки незащищённых мирных городов.

- Мало, кто знает, но ещё за год до Дня Победы, а точнее - 16 апреля 1944 года американцы устроили для Белграда, так называемую, «кровавую Пасху», - говорит Борис Джерелиевский, - В этот день целая авиадивизия тяжелых бомбардировщиков «Либерейтор» ("Освободитель") обрушила на сербскую столицу и другие югославские города тысячи бомб. Только в Белграде погибло почти полторы тысячи человек. То, что варварский налёт был проведён в самый важный для православных день умышленно – не вызывает сомнений. Ведь сброшенные на Белград бомбы украшала надпись "Счастливой Пасхи!".


… Налет начался в 12 часов дня, в это время многие жители югославской столицы находились в храмах на праздничных богослужениях. По сообщению очевидцев, американские бомбы бессистемно падали на жилые кварталы, больницы, храмы, и среди погибших, разумеется, оказались практически одни мирные жители. Сербский Патриарх Гаврила (Дожич) писал тогда, что «бомбардировки союзнической авиации в первый и во второй день Пасхи превратили Белград в пустыню». И это после тех жертв, которые сербский народ понес в борьбе с фашистскими захватчиками, а также усташами… Сербский патриарх отметил, что «американцы и англичане, по всей видимости, потеряли чувство христианской любви, без которой человек не может жить на свете».


- Даже во время боевых действий с немцами на Пасху и Рождество боевые действия приостанавливались, - говорил Патриарх, - Однако «союзники» выбрали для уничтожения Белграда именно дни священного для православных праздника.

Для чего мы всё это рассказали… Наверное для того, чтобы мы все помнили, какую высокую цену в мае 1945 года пришлось заплатить нашим дедам и прадедам за мирную жизнь, которая продолжается вот уже 75 лет… Для того мы всё это пишем, чтобы напомнить, что не только немецкому фашизму пришлось нам ломать хребет, но и целой своре его сателлитов, что воевали под гитлеровскими штандартами не за страх, а за совесть. А также, как видим, пришлось учить «хорошим манерам» американского «союзника», который оказался куда хуже открытого врага… И поучили его так, что, по большому счёту, бравые заокеанские вояки и по сей день боятся открытого столкновения с российским воинством. Это же тебе не мирные неприкрытые города «вбомбить в каменный век»…

… А с американцами Ивану Никитовичу Кожедубу встретиться ещё раз всё-таки довелось. 


После окончания Великой Отечественной войны он продолжил службу в ВВС. В 1949 году окончил Краснознамённую Военно-воздушную академию. В это же время, будучи действующим лётчиком-истребителем, он освоил реактивный МиГ-15. Во время войны в Корее с апреля 1951 по январь 1952 года Иван Кожедуб командовал 324-й истребительной авиационной дивизией в составе 64-го истребительного авиационного корпуса. За это время лётчики его прославленного соединения сбили 216 самолётов самоуверенных янки, потеряв при этом всего 27 машин.

Владимир Попов


Возврат к списку