январь 2021
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Таджикистан своих не бросает

28.12.2020


Не так давно Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Таджикистан в Государстве Кувейт Зубайдулло Зубайдзода встретился с Министром иностранных дел и по делам мигрантов Сирийской Арабской Республики Файсалом аль-Микдадом. Как сообщили «Союзникам.ОДКБ» во внешнеполитическом ведомстве Республики, в повестке встречи помимо вопросов расширения и укрепления сотрудничества в сферах, представляющих взаимный интерес, а также обмена мнениями по ситуации на Ближнем Востоке, значилось и обсуждение ситуации с репатриацией граждан Таджикистана из лагеря Аль-Хол. Также Зубайдулло Зубайдзода встретился с руководителем Международного комитета Красного Креста в Сирийской Арабской Республике Филипом Споерри и Координатором этой организации Хайкухи Маргарян. Здесь уже вопросы возвращения из Сирии на Родину граждан Таджикистана и оказания им необходимой помощи были главной темой.

Заметим также, что эти вопросы давно значатся в поле зрения таджикских дипломатов. Например, ещё летом прошлого 2019 года министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Мухриддин дал по этому поводу большую пресс-конференцию, в ходе которой заявил, что «в Сирии около 600 граждан Таджикистана находятся в лагерях оппозиционных групп, и среди них – около трёхсот женщин и детей, которые хотят вернуться на Родину».

- У нас очень тесное сотрудничество с Сирией в этом направлении, - сказал тогда глава таджикского МИДа, - Нашему послу вменено вести постоянные переговоры и с официальной властью, и с боевиками для возвращения таджикских граждан на Родину…

Сироджиддин Мухриддин тогда же отметил, что в этом направлении Таджикистан также сотрудничает с ЮНИСЕФ, Международным фондом Красного Креста, в том числе для определения точного количества таджикских граждан в лагерях. Кстати, до этого, а именно - 30 апреля 2019 года из Ирака в Душанбе уже были доставлены 84 ребенка. Как писали различные СМИ, «это были дети таджикских боевиков экстремистских групп, которые находились в лагерях или тюрьмах Ирака. Некоторые из них в свое время были вывезены родителями в Ирак, другие родились уже там. Большинство их отцов были убиты, а их матери содержатся в иракских тюрьмах за пособничество террористам».

Стоит подчеркнуть, что власти Таджикистана всегда заявляли, что не оставят в беде женщин и детей, которые оказались сначала в логове «Исламского государства», по сути, в качестве заложников, а затем в качестве жён террористов – в тех же иракских, сирийских тюрьмах и лагерях. Дело в том, что в Республике давно заняли однозначную позицию, суть которой заключается в том, что единственный способ избежать угроз национальной безопасности в будущем – это вернуть на родину женщин и детей, оказавшихся из-за своих мужей-террористов в зоне боевых действий.


Почему Таджикистан твёрдо держит курс на возвращение своих юных сограждан? Здесь несколько причин. И помимо целого набора причин, так скажем, гуманного характера, имеется, пожалуй, и главная – практическая. Её истоки кроются, скорее всего, в осмыслении страшных итогов гражданской войны 1990-х годов, когда десятки сирот оказались в тренировочных лагерях в Афганистане и племенных районах Пакистана. Кем они вышли оттуда, и чем занялись после этого, надо полагать, догадаться нетрудно…

Доводилось читать в прессе, что «в 2015 году, когда ИГ находилось на пике своего влияния в Сирии и Ираке, Таджикистан предложил амнистию гражданам, которые добровольно вернутся домой из зон боевых действий и откажутся от насилия». Более ста бывших боевиков рискнули возвратиться в Республику. И что же? В Таджикистане говорят, что «хотя и под неусыпным контролем властей, но эти люди всё же реинтегрировались в здешнее общество». Кто-то из них даже участвует в государственных программах по борьбе с экстремизмом, выступает на государственном телевидении и в прочих СМИ, «рассказывает о зверствах ИГ, свидетелями которых они, по их словам, стали в Сирии и в Ираке».

Но главный объект в этой, своего рода, антитеррористической работе властей Таджикистана – всё же дети… Формально всё выглядит очень просто – родственники ребёнка, который находится на Ближнем Востоке, пишут заявление, и дипломаты начинают его розыск. На самом деле, это достаточно кропотливая и масштабная работа. По словам дипломатов, «родственники детей, находящиеся в Таджикистане, пишут соответствующее заявление в Министерство внутренних дел о помощи в возвращении детей на Родину. После прохождения внутренних процедур это заявление направляется в МИД, а затем уже в посольство Таджикистана. Затем, после получения всей необходимой информации, посольство направляет запрос в ответственные структуры Ирака. После ответа иракских служб о месте нахождения разыскиваемого ребёнка, посольство начинает работу по его возвращению. А когда будут оформлены все необходимые документы - дети в сопровождении сотрудника посольства, отправляются в Таджикистан.

Но сказать, что на этом всё заканчивается – нельзя. Потому что, по большому счёту, процесс адаптации этих детей только начинается. Когда из иракских лагерей год назад привезли первую партию маленьких бедолаг, детский омбудсмен республики Раджабмох Хабибуллозода рассказала представителям СМИ, насколько непростым было их врастание в мирную жизнь своей Родины, которую многие из них ранее никогда не видели, и заявила, «для адаптации детей из Ирака потребуется поэтапная и совместная работа всех госорганов».

- Они не знают алфавита, их надо обучать, - сказала тогда Раджабмох Хабибуллозода во время пресс-конференции, - Мы надеемся, что к первому сентябрю наши вновь обретённые юные сограждане школьного возраста пойдут в школу…

Но изъяны в грамотности – полбеды… Куда тревожнее ситуация с мировоззрением, по сути, детей, вернувшихся из террористического ада. Тогда возвращённых из Ирака ребят разместили в курортной зоне «Харангон». С ними с первого дня пребывания начали заниматься специалисты рабочей группы Министерства образования Таджикистана. Здесь совершенно справедливо полагают, что, хотя семья - это лучшая среда для воспитания детей, но в сложившейся ситуации, когда психика этих ребят длительное время находилась под жёстким воздействием террористов – для полноценной адаптации в первую очередь необходима помощь профессиональных психологов, педагогов.

Кроме этого, в республике полагают, что необходимо внимательно познакомиться с семьями, которые выразили желание принять детей, возвращённых из иракских и сирийских лагерей. Понятно, что речь идёт не о материальном достатке, а, скорее, о мировоззрении будущих родственников ребенка. Так что неудивительно, когда соответствующие ведомства изучают эти самые семьи, в которые будут отданы дети. В этой связи весьма примечательной видится пресс-конференция, которую в начале нынешнего 2020 года дал министр образования и науки Таджикистана Мухаммадюсуф Имомзода. Он, по словам наших таджикских коллег, «подверг резкой критике родственников детей, которые не по своей воле оказались брошенными на произвол судьбы в Сирии и Ираке». Оказывается, среди этих «родственников» имеются те, кто предъявляет претензии властям за недостаточную, по их мнению, заботу государства об этих детях.

Мухаммадюсуф Имомзода на пресс-конференции назвал эти претензии «несправедливыми и необоснованными», и заявил, что «правительству страны с большим трудом удалось вернуть таджикских детей из Ирака и Сирии в Таджикистан. Государство помогает этим детям с жильем, питанием и только теперь о них вспоминают родственники». Кроме того, в ходе диалога с прессой, министр выразил недоумение тем, что «раньше родные и близкие этих брошенных детей не интересовались их судьбой и их не волновало, где они и с кем».

- Родственники этих детей ни разу не подумали о том, что их дети идут в «огонь», что они подают вниз, что дожди и сели уносят их детей…, - сказал Имомзода, - А ведь власти Республики возвращают детей на Родину с немалыми трудностями, обеспечивают жильем, образованием, а их многочисленные родственники жалуются на то, что этого недостаточно…

Министр Имомзода подчеркнул, что «у государства в отношении детей есть главные обязательства - направить их на путь истинный, дать знания и позаботиться об их здоровье.   

- Наша цель состоит в том, чтобы в будущем эти дети смогли реализоваться в обществе, чтобы помогали в том числе и своим безответственным родственникам, - добавил министр.

Здесь же вполне уместно будет напомнить, что только в начале нынешнего годы из Ирака был возвращен ещё 31 ребенок. Благодаря министерству образования всех их распределили по республиканским школам с 1 по 9 классы. Кроме того, стоит отметить, что многие из возвращенных детей были определены в республиканские школы-интернаты в районе Джалолиддин Балхи, Ёване или Душанбе, где для них созданы все условия для достойной жизни, которые гарантирует им Конституция. Такая мера от государства предпринята только для того, чтобы дети, долгое время находившиеся в военных условиях, адаптировались к здоровой, мирной обстановке среди сверстников. Известно также, что ответственность за вернувшихся детей взяли на себя три таджикских ведомства. Так, за детей дошкольного возраста отвечает Министерство здравоохранения, за детей школьного возраста - Министерство образования, а за подростков старше 18 лет - Министерство труда.

Остаётся надеяться, что родные, как говорится, стены помогут вернувшимся таджикским детям забыть ужасы пребывания в террористическом логове и начать новую, мирную жизнь.

Владимир Попов

 


Возврат к списку