ноябрь 2019
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Если оборонный щит – общий…

28.10.2019


Вице-премьер российского кабинета министров Юрий Борисов на открытии конференции

В Москве под руководством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации – Председателя Межгосударственной комиссии по военно-экономическому сотрудничеству ОДКБ Юрия Борисова прошла Первая Международная военно-экономическая конференция Организации Договора о коллективной безопасности: «Военно-экономическое сотрудничество государств – членов ОДКБ: тенденции развития, проблемы и перспективы».

Даже из предварительных пресс-релизов было видно, что форум задумывался и готовился, как деловая и эффективная площадка для откровенного обмена мнениями, оперативному поиску ответов на те вопросы и проблемы, с которыми сталкиваются предприятия военно-промышленного комплекса стран-участниц ОДКБ, и с которыми делегаты прибыли в Москву. Так и получилось. Первый блин комом не вышел, диалог на конференции с первых же минут сложился доверительный, но одновременно энергичный, порой острый.

Что хотелось бы выделить особо из многообразной палитры мнений, выводов, предложений, прозвучавших с трибуны форума? Начать стоит, пожалуй, с важного решения достигнутого и объявленного на конференции. А именно: как заявил Исполняющий обязанности генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности Валерий Семериков, теперь «предприятия военно-промышленного комплекса стран ОДКБ перейдут на единые, разработанные в России, технологические стандарты». По мнению Валерия Семерикова, «это очень важное решение, поскольку оно позволит нам значительно продвинуться в вопросах создания как национальных, так и совместных сервисных центров по обслуживанию и ремонту военной техники». И не только.


Исполняющий обязанности Генерального секретаря ОДКБ Валерий Семериков на полях конференции общается с журналистами

Почему это важно… Начнем с того, что работа предприятий по обслуживанию, ремонту и даже модернизации боевой техники давно стала для многих стран ОДКБ достаточно серьезным экономическим подспорьем, и заказы на этот счет рассматривается ими, как весьма выгодные, за которые стоит побороться. Причем, речь при этом идет как о технике национальных армий, так и технике российских военных баз, расположенных на территории той или иной страны ОДКБ. Например, в Армении… Здесь давно подумывают о том, как можно было бы взять на себя не только обслуживание, но и более-менее серьезный ремонт, и модернизацию боевой техники гюмринской российской военной базы. Так, еще три года назад на ереванской встрече деловых кругов республики с министром промышленности и торговли России Денисом Мантуровым тогдашний заместитель министра обороны Армении Давид Пахчанян предложил создать в стране Центр модернизации российской военной техники, в частности, танков Т-72.

- Мы бы хотели не только ремонтировать у себя военную технику, например, танки Т-72, но и модернизировать их, - сказал он, - Потому что модернизация при отправке в Россию обходится по цене чуть ли не равной стоимости танка.

Армяне не прочь поучаствовать и в более серьезном деле – обслуживании авиационной техники российской базы в Эрибуни. Например, тамошний военный эксперт Самвел Петросян в своих комментариях не раз обращал внимание на очевидный факт: с развитием военно-технического сотрудничества «армянская сторона получит возможность выполнять на российских военных базах задачи, связанные с обслуживанием военной техники, наши специалисты будут вовлечены в совместные проекты». Это выгодно, это здорово.


Танки 102-ой российской военной базы в Армении

И Казахстан озабочен подобного рода вопросами. Здесь не редко обсуждают, в частности, такую цифру – республика на проведение технического ремонта в России только истребителей - ежегодно затрачивает около четырех миллионов долларов. Но в Нур-Султане полагают, что при проведении аналогичных работ на местных заводах можно сэкономить до трети этой суммы. «Ведь речь зачастую, - пишут казахстанские эксперты, - идет о производстве несложных деталей, не требующем высоких технологий и участия первоклассных специалистов». То же самое можно сказать о ремонте и восстановлении бронетанковой техники и артиллерийских систем. И на первый взгляд, такого рода рассуждения вполне оправданы. Тем более, если учитывать, что транспортировка подлежащей ремонту техники из одной страны в другую и обратно действительно стоит немалых денег. Но достаточно ли одного желания для того, чтобы той или другой стране, пусть и союзнице – доверили дорогостоящую боевую технику? Видимо, нет.

Начнем с того, что национальные ВПК стран-участниц ОДКБ весьма неоднородны… Будем откровенны: сегодня из всех стран Организации – только Россия способна самостоятельно разрабатывать и производить любой вид вооружения мирового уровня, с качеством, соответствующим мировым стандартам. Белоруссия сильна в производстве специализированной колесной техники, различных оптических приборов военного назначений, прицельных комплексов и систем управления огнем и оружием, радиоэлектронного оборудования и программных комплексов, предназначенных для информационных систем военного назначения. Но это, пожалуй, и всё. Создать, к примеру, собственную ракету, точнее – ракетные двигатели белорусские специалисты не могут. Здесь они пытаются вступить в тесную кооперацию с кем угодно, даже с Украиной, которая убеждена, что «находится в состоянии войны Россией».

Или взять Казахстан… Его реальные возможности весьма красноречиво характеризует вот такой пример – еще в 2006 году «Казахстан инжиниринг» с одной стороны и ОАО «Казанский вертолетный завод» с другой – планировали начать совместное производство по сборке малогабаритных вертолетов военного и гражданского назначения. Для этого изучили возможности трех казахстанских заводов, казалось бы, способных участвовать в этом проекте. Но ни один из них так и не дотянул до требуемых параметров по технологической оснащенности, качеству работы и культуре производства. В результате проект завис.


Российский вертолёт Ми-8, крупноузловую сборку которого до сих пор не смогли наладить в Казахстане

К вертолетной теме вернулись в начале 2018 года, когда министр оборонной и аэрокосмической промышленности республики Бейбут Атамкулов в ходе правительственного часа в местном парламенте заявил, что «Казахстан начинает собирать вертолеты Ми-8/17», и что «уже имеются договоренности по организации крупноузловой сборки вертолетов на базе Алматинского авиаремонтного завода №405». Однако в январе 2019-го было объявлено, что «крупноузловая сборка вертолетов Ми-8АМТ/Ми-171 начнется в Казахстане позже ранее объявленных сроков – то есть, не ранее чем в 2020 году». Но, судя по всему, и это не окончательный вариант.

Или, скажем, Киргизия… Здесь откровенно признают, что в воссоздании предприятий ВПК надеются на российскую поддержку и помощь. Вот пример: в республике имеется ОАО «ТНК Дастан», которое в советское время специализировалось на производстве торпедного вооружения. Предприятие пока что, как говорится, на плаву. На его официальном сайте даже написано, что «производственные мощности и оснащение завода позволяют изготавливать продукцию, отвечающую международным требованиям». Но, будем откровенны: станочный парк «Дастана», давно нуждается в серьезном обновлении, а персонал – в переподготовке. 


Это производственный участок филиала киргизского ОАО «ТНК Дастан». 

А ниже - цех одного из российских промышленных предприятий. Почувствуйте разницу...

 

Не случайно киргизская сторона намерена предложить российским оборонщикам 97% акций компании в обмен на серьезные инвестиции в производство.

И согласитесь – если одни предприятия ВПК стран-участниц ОДКБ не располагают достойным технологическим парком, другие – высококвалифицированными специалистами, а все вместе не знакомы с современными высокими технологиями, то, повторимся: доверить таким предприятиям не то, что локальное производство, но даже ремонт истребителя или танка просто нельзя. Тем не менее, за заказы готовы побороться все.

И вот здесь мы подходим к вопросу введения стандартов, которыми российская сторона намерена поделиться со своими союзниками по ОДКБ. Что это даст национальным ВПК стран-участниц Организации? Безусловно, хороший импульс в развитии. Это, в общем-то, очевидно. Тому, кто не располагает соответствующим технологическим уровнем – Организация, видимо, поможет с обновлением станочного парка, подготовкой квалифицированных кадров и так далее. А тому, кто необходимым уровнем располагает – останется получить российскую сертификацию, и готовиться к серьезной работе. Взять опять же ту же Белоруссию. Здесь имеется немало крепких предприятий, способных ремонтировать и модернизировать ту же авиационную технику. Но российскими сертификатами на производство такого рода работ располагают немногие. Одно из них - 558 Авиационный ремонтный завод, что в Барановичах. Специализируется на ремонте и модернизации авиационной техники, стоящей на вооружении белорусской армии, а также стран ближнего и дальнего зарубежья. Здесь освоена модернизация самолетов Су-22, Су-25, Су-27 (Су-30), МиГ-29, вертолетов Ми-8 (Ми-17), Ми-24 (Ми-35). И на конференции представитель Белоруссии - зампред Государственного военно-промышленного комитета Дмитрий Пантус - говорил о том, что и другие похожие предприятия могли бы взять на себя ремонт и модернизацию, но они не сертифицированы. Что, разумеется, означает одно: Белоруссия теряет деньги.


Производственная площадка белорусского 558-го Авиационного ремонтного завода

Другая проблема, о которой также говорили на конференции, связана с введением санкций против России. Как ни удивительно, но эти санкции, некоторым образом, отрикошетили и по ВПК союзников. Тот же Дмитрий Пантус заметил, что зарубежные санкции, в частности, обернулись запретом на поставку в Россию некоторых важных комплектующих для предприятий оборонного комплекса. В результате российский ВПК стал стремиться к импортозамещению и выстраиванию производства замкнутого цикла. В сжатые сроки здесь наладили производство собственных необходимых деталей и узлов, ну, и, как говорится, сделали выводы на будущее. И если раньше, скажем, той же Белоруссии в рамках кооперации доставались достаточно серьезные заказы, достаточно серьезное участие в создании российской военной техники, то теперь объем этих заказов несколько уменьшился.

Что здесь можно сказать… Беспокойство белорусской стороны относительно уменьшения заказов понятно. Но и Россию понять необходимо. Мы не можем себе позволить ради декларирования «принципов дружбы и сотрудничества» поставить под угрозу вопросы безопасности государства. Тем более, когда современный мир и государства, его составляющие так переменчивы. Так что, как говорится, ничего личного, просто безопасность.

Что еще? Потребовали обсуждения вопросы и тонкости приобретения военной техники. Об этом, в частности, говорил казахстанский делегат – директор Департамента развития оборонно-промышленного комплекса Министерства индустрии и инфраструктурного развития республики Марат Карабаев. В своем выступлении он наряду с прочим высказал и такое пожелание: мол, при покупке российской военной техники Казахстану приходится платить «Росборонэкспорту» маржу в полтора процента. Если покупаешь винтовку – это еще ничего. А вот когда речь идет об истребителе – получается накладно. Отсюда вопрос – нельзя ли снизить на процент? В ходе диалога нашему коллеге объяснили, что вообще-то изначально была выведена маржа в 3,5%. Но руководству Организации удалось путем достаточно кропотливых переговоров с «Рособоронэкспортом» снизить эту цифру до нынешнего показателя. 

Вообще, в вопросах покупки-продажи авиационной техники договаривающимся сторонам нередко приходится продумывать немало различных вариантов, идти на компромиссы. Взять, к примеру, Армению… Как известно, достигнута договоренность о продаже Еревану современных российских истребителей Су-30СМ. Но! Мало того, что под этот проект российская сторона предоставила союзнице по ОДКБ немалый кредит, так еще и цену выставила не экспортную, а внутреннюю. А между ними, как известно, существенная разница.


Су-30 - российский двухместный многоцелевой истребитель поколения 4+ для завоевания господства в воздухе

Очень хочется иметь в своем арсенале современные боевые самолеты и белорусскому военному руководству. Этот вопрос обсуждался не раз. Но нашим друзьям, коллегам и партнерам из Минска даже внутренняя, а не экспортная цена казалась излишне высокой. В апреле 2017 года во время встречи с Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге Александр Лукашенко в очередной раз затронул тему закупки Су-30, и пытался убедить российского Президента уступить боевые машины с весьма значительной скидкой. Но вопрос тогда так и не был решен.

Другая тенденция, которую также не могли не обозначить в ходе диалога – это все более активное сотрудничество, а также разработка и налаживание совместного производства продукции военного назначения, как между странами ОДКБ, так и с другими зарубежными производителями. Конечно, когда той или иной стране удается наладить производство вооружений собственной разработки, или по купленной технологии – можно только радоваться. Но нередко случается, что одного желания даже для второго варианта маловато. Вот интересный пример на этот счёт. В 2009 году в Казахстане прошли испытания артиллерийских систем «Найза», «Айбат», «Семсер», которые начали было производить на Петропавловском заводе тяжелого машиностроения. Эти системы собирались по проектной документации и под техническим руководством специалистов израильской фирмы Soltam Systems LTD. В министерстве обороны республики заранее объявили эти артсистемы «лучшими в мире». Однако испытания показали, что «новейшая и лучшая в мире» техника не только не соответствует заявленным параметрам, но и значительно уступает старым образцам.

Да, после этого случился, что называется, разбор полётов – были даже арестованы вице-министр обороны Кажимурат Маерманов и чиновники, которые обеспечивали поставку технической документации и некоторых комплектующих. Но от ареста Маерманова сумма ущерба в девять миллиардов тенге – меньше не стала.


Казахстанские военнослужащие на полевых занятиях

Мне думается, что здесь важно точно определить свой потенциал, найти свою нишу в кооперации ВПК стран-участниц Организации. Не случайно, наверное, сами казахстанские эксперты в своих публикациях и на форумах говорят о том, что «при имеющейся высокой конкуренции на рынке вооружений, казахстанским оборонным предприятиям разумнее сосредоточиться на производстве комплектующих, а также на организации ремонтных работ военной техники российского производства». Тем более, что военно-техническое сотрудничество в рамках ОДКБ вполне позволяет странам-участницам приобщиться и получить доступ к ряду российских оборонных технологий мирового уровня, и даже наладить с российским военно-промышленным комплексом широкие кооперационные связи. Совершенно очевидно, что такого рода сотрудничество в немалой степени способствует развитию национальных ВПК. Это и понятно, ведь ОДКБ – это не только заслоны на таджикско-афганской границе. Это многоплановая и эффективная система, структура, способная отвечать практически на все виды вызовов – военные, идеологические, промышленные. ОДКБ словно локомотив – взявшись за обеспечение безопасности, уверенно тащит и решение остальных вопросов – гуманитарных, экономических культурных… Военно-техническое сотрудничество не исключение.

Владимир Попов


Возврат к списку