декабрь 2019
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

«Купол» над Памиром

25.11.2019


Специалисты 201-ой российской военной базы в Таджикистане практически завершили работы по обустройству позиционного района для размещения дивизиона ЗРК С-300ПС «Фаворит», и 1 декабря расчёты зенитных ракетных систем заступят на опытно-боевое дежурство.

Относительно недавно Россия усилила базу ударными вертолётами Ми-24П и транспортно-боевыми Ми-8МТВ – авиагруппу разместили на аэродроме Айни в Гиссарском районе Таджикистана, что в 30 км западнее Душанбе. Также в своё время был существенно обновлен парк боевых машин - личный состав дислоцированных здесь частей получил более ста новых бронетранспортеров БТР-82А и танки Т-72Б1. И вот теперь – С-300…


- Основной задачей дивизиона станет прикрытие объектов 201-й российской военной базы от средств воздушно-космического нападения, а также противовоздушная оборона центральноазиатского участка зоны ответственности ОДКБ, - заявил командующий войсками Центрального военного округа генерал-полковник Александр Лапин.

В СМИ уже сообщалось, что «на территорию республики необходимую технику доставили железнодорожным транспортом с арсенала хранения ЦВО в Поволжье». В составе дивизиона - около 30 единиц техники, в том числе командный пункт, пусковые установки, радиолокатор подсветки и наведения, а также машины обеспечения. Известно также, что этот своеобразный противоракетный купол будет прикрывать не только военные объекты России в Таджикистане и взаимодействовать с вооруженными силами республики, но и будет интегрирована в Объединенную систему ПВО СНГ. Экспертное сообщество полагает, что предпринятая мера значительно усилит противовоздушную оборону 201-й базы в условиях роста террористической угрозы со стороны Афганистана.

Это далеко не лишняя предосторожность. По данным ФСБ России, после поражения в Сирии и Ираке международные террористические организации активно перемещаются в, так называемые, северные провинции соседнего с нами Афганистана. В частности, речь идёт о создании и усилении в этой исламской республике незаконного вооруженного формирования «Вилаят Хорасан», которое входит в структуру «Исламского государства». Не случайно начальник Объединенного штаба ОДКБ генерал-полковник Анатолий Сидоров на своей пресс-конференции в сентябре нынешнего года призвал со всем вниманием отнестись к наращиванию угрозы на этом направлении.


- В Афганистане насчитывается около четырех тысяч сторонников ИГИЛ, а кроме того, серьезную угрозу представляют боевики «Талибана» - в рядах этой исламистской организации состоят около одиннадцати 11 тысяч человек, - заявил генерал Сидоров.

О том, что игиловцы в Афганистане не просто отсиживаются, а намерены, образно говоря, заварить в среднеазиатских республиках свою террористическую кашу, красноречиво свидетельствует не такая уж давняя атака 20 террористов на погранзаставу «Ишкобод», которая находится всего-то в 60 километрах от столицы республики – Душанбе. Атаку отбили, террористов частью уничтожили, частью пленили. Но всем ясно, что это была, что называется, разведка боем, и ожидать следует не затухания террористической активности в регионе, а как раз наоборот – новых вылазок. Возможно, массированных.

Причём, совершенно очевидно, что, скорее всего, это будут не просто налёты, от которых, как и мы, так и террористы убедились – имеется надёжное противоядие. Здесь, полагаю, наверняка стоит подумать об отражении ракетных атак. Можем мы предположить, что террористы рано или поздно сумеют либо получить от какого-либо, так скажем, недружественного нам государства «средств воздушного и ракетного нападения», либо наладить, пусть примитивное, но собственное производство ракет? Разумеется, исключать этого нельзя ни в коем случае. Так что, повторимся, поставка С-300 на российскую военную базу в Таджикистан более, чем своевременная мера.


Вместе с тем, здесь, безусловно, следует учитывать один существенный момент. А именно: С-300ПС – это комплекс ПВО, предназначенный для защиты важных административных, промышленных и военных объектов от поражения летательными аппаратами, крылатыми и баллистическими ракетами. Перехватывать и уничтожать цели ракетами этого ЗРК можно на дальности до 150 километров. И если мы говорим о защите зоны ответственности ОДКБ в Средней Азии именно от ударов, скажем, крылатыми ракетами – то средства, лучше, чем С-300 нам не найти. Но применение террористами такого мощного высокотехнологического вооружения, как крылатые или баллистические ракеты здесь вряд ли может стать массовым. Гораздо вероятнее то, что игиловцы постараются использовать, условно говоря, простейшие заряды, производство которых можно наладить и в кустарных условиях. В этой связи стоит напомнить, что, например, 28 декабря 2017 года террористы атаковали российскую авиабазу Хмеймим в Сирии именно такими ракетами. Запуск был произведён из района населенного пункта Бдама, что в провинции Идлиб на северо-западе Сирии. Три ракеты пошли в сторону нашего аэродрома. Одна из них упала и взорвалась, не долетев до Хмеймима — возле города Джабла. А две другие были сбиты на подлете к авиабазе. Но чем были сбиты? Оказывается, российским ЗРПК «Панцирь-С1». И это разумно, поскольку тратить на самоделку дорогостоящую противоракету от С-300, это всё равно, что микроскопом гвоздь заколачивать. И получается, для создания надежного противоракетного купола над среднеазиатской зоной ответственности ОДКБ необходимы и такие противовоздушные средства, как упомянутый ЗРПК «Панцирь-С1».

Это становится тем более актуальным, если учитывать ещё один приём придуманный и опробованный в Сирии международными террористами. А именно - применение беспилотных летательных аппаратов, снаряжённых взрывчаткой. Согласитесь, применение «боевых дронов» - это совсем другая история. Одно дело доставить к объекту атаки самодельную бомбу и взорвать её, и совсем другое - запустить заряд с безопасного расстояния, скажем, в несколько десятков километров. К тому же, «достать» беспилотные аппараты или наладить их сборку даже в массовых количествах сегодня не составляет большого труда. И соответствующие примеры имеются. Так, в январе прошлого 2018 года опять же наша военная база «Хмеймим» с расстояния в 50 километров была атакована тринадцатью дронами, оснащёнными взрывчаткой. Конечно, эта атака была отражена средствами ПВО. Но вряд ли стоит в этой ситуации заниматься самоуспокоением. Тем более, что 13 беспилотников это всё-таки не такое уж и массовое применение. А если в другой раз бандиты запустят, скажем, три десятка «самоделок»? Тем более, если учитывать тот немаловажный фактор, что тем же игиловцам наверняка помогают, по словам экспертов, «технологически развитые государства». Например, по мнению известного военного эксперта Алексея Леонкова, «террористическая атака с помощью дронов — это результат обучения террористов ИГИЛ американскими инструкторами».


- Их готовили опытные инструкторы, - в частности, заявил Леонков журналисту одного из московских изданий, - Так как обычные методы не работают - против всяких смертников и шахид-мобилей тактика действий отработана - их быстро ликвидируют, то террористы перешли к другой. Был обстрел снарядами реактивных систем залпового огня, был минометный… Теперь в ходу такая вещь, как дрон…


Понятно, что, если беспилотники оснастить взрывчаткой – охраняемому объекту будет грозить реальная опасность. Тем более, если использовать не один-два дрона, а, скажем, целый рой. И что тогда следует предпринять? Специалисты говорят, что в таком случае наиболее эффективным окажется применение не только «Панцирей» и других подобных противовоздушных систем, но и современных средств радиоэлектронной борьбы, которые сегодня имеются в арсенале российских Вооружённых Сил. Кстати, такого рода средства уже показали свою высокую эффективность – ведь с их помощью наши военные уже перехватывали управление дронами и сажали их в заданной точке, а также применяли и такой приём, как создание сверхвысокочастотного излучения, которое попросту, что называется, выжигало электрические цепи беспилотников. Повторимся: такие комплексы СВЧ-подавления в российской армии имеются. Надо полагать, нелишними они будут и в арсенале нашей военной базы в Таджикистане.

Владимир Попов


Возврат к списку