февраль 2021
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Скрытая угроза становится явной

25.01.2021


Пожалуй, одним из наиболее значимых событий минувшей недели вполне можно считать телефонный разговор Генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности Станислава Зася с председателем Совета министров иностранных дел ОДКБ, главой МИД Таджикистана Сироджиддином Мухриддином. Как сообщает пресс-служба Организации, «Генсек ОДКБ проинформировал таджикскую сторону о ходе реализации решений декабрьской (2020 года) сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ и приоритетов председательства Таджикистана в Организации в межсессионный период в 2021 году».

Это событие приобретает особое значение, если учесть всю остроту и проблематичность ситуации на таджикской границе с Афганистаном, всю напряжённость, которая последние годы нарастает на этом среднеазиатском участке зоны ответственности ОДКБ. Вот почему с известной озабоченностью говорил об этом в ходе телефонного диалога Генсек Организации. Вот почему и глава таджикского МИДа, вторя ему, заявил, что «нельзя забывать о существующей сегодня террористической угрозе на таджикско-афганской границе».


Кстати, такого рода предупреждения главы МИД Республики далеко не единичны, не спонтанны, не случайны, и вопрос таджикско-афганского пограничья никогда не исчезал из повестки Организации. Например, в мае минувшего 2020 года в ходе заседания Совета министров иностранных дел ОДКБ, которое проходило в режиме видеоконференции, наряду с прочим шла речь о совместном противодействии современным вызовам и угрозам исходящих со стороны Афганистана. И тогда же в рамках обсуждения афганской проблематики Сироджиддин Мухриддин, в частности, отметил, что «Таджикистан, как страна с самой протяженной границей с Афганистаном, принимает все возможные военно-политические меры по нивелированию исходящих из этой страны угроз». Он также подчеркнул, что «складывающаяся ситуация требует от государств-членов ОДКБ адекватного реагирования, в том числе принятия действенных мер по усилению защиты южных рубежей Организации».

Также и на декабрьском заседании Совета министров иностранных дел ОДКБ Сироджиддин Мухриддин в своём выступлении среди наиболее серьёзных угроз для стран-членов Организации ещё раз назвал фактор Афганистана. Кстати, и Президент Таджикистана Эмомали Рахмон на декабрьском саммите Совета глав государств ОДКБ подчеркнул готовность Душанбе к продолжению линии, направленной на укрепление в рамках Организации взаимодействия по обеспечению безопасной и спокойной жизни народов стран-участниц ОДКБ. Это было сказано в непосредственной увязке с вполне конкретной и достаточно тревожной тенденцией, суть которой – «в нарастании рисков и угроз безопасности, которые самым негативным образом сказываются на текущей международной и региональной обстановке, что требует дальнейшей консолидации усилий государств-членов, как в рамках Организации, так и в более широких форматах». 

Конечно, союзники по ОДКБ не упускают из виду ситуацию на таджикско-афганской границе. Так, ещё в феврале минувшего 2020 года на совместной пресс-конференции по итогам переговоров с таджикистанским коллегой Сироджиддином Мухриддином глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что «Россия поможет Таджикистану и его соседям отразить угрозу со стороны террористов из северных районов Афганистана».

- Мы выразили озабоченность присутствием боевиков международных террористических организаций в северных афганских провинциях, по сути дела, на границе с Таджикистаном и другими центральноазиатскими партнёрами, - сказал Лавров, - Мы подтвердили готовность содействовать мирному процессу в этой многострадальной стране, в том числе с использованием московского формата, возможностей ОДКБ и Контактной группы ШОС-Афганистан».

Также Сергей Лавров подтвердил, что «Россия будет и далее всемерно способствовать активизации взаимодействия между всеми пятью среднеазиатскими государствами».

- Договоренности о взаимодействии в военной и военно-технической областях, включая дальнейшую модернизацию Вооружённых сил Таджикистана, будут и впредь выполняться в полном объеме, - заявил он, - Российская Федерация будет и впредь оказывать странам Средней Азии необходимую помощь в деле борьбы с терроризмом, экстремизмом, незаконным оборотом наркотиков. У нас единое мнение, что серьезным фактором стабильности и безопасности в регионе Центральной Азии остаётся 201-я военная база РФ в Таджикистане.

Вот такие заявления, вот такая предыстория… Не менее важный вопрос - насколько оправданы наши опасения относительно далеко не дружественного соседства с Афганистаном, насколько серьёзна опасность, исходящая от воюющих с официальным Кабулом талибами. Хотя, что это за вопрос… По большому счёту, и без какой-либо особой аналитической работы видно, что опасность действительно серьёзная, поскольку талибы не только постоянно проводят террористические атаки против госструктур собственно Афганистана, но и анонсировали перенос джихада на таджикскую территорию, и практически уже создают для этого плацдарм в афганском Бадахшане. Например, примерно месяц назад, то есть, в декабре минувшего 2020 года террористы афганского Талибана распространили в Интернете видео, в котором пригрозили начать боевые действия в Таджикистане. Ролик называется «Фатҳи райони Моймай» («Покорение района Моймай»). Здесь, в частности, представлен видеоотчет об уничтожении 19 ноября поста афганской полиции в районе Моймай (Верхний Дарваз) северной афганской провинции Бадахшан. Если кратко – то банда численностью около десятка террористов атаковала пост местной афганской полиции, расположенный недалеко от берега пограничной реки Пяндж. Как довелось прочесть в ряде СМИ, «после недолгой перестрелки с полицейскими талибы ворвались в расположение поста, безжалостно расстреливая всех, кто попадался им на пути – они не только добили раненых сотрудников местной полиции, которые прекратили сопротивление, но и застрелили нескольких гражданских лиц, оказавшихся в районе боестолкновения». В результате террористической атаки были убиты не менее 15 человек. Талибы также унесли с собой несколько десятков единиц автоматов и пулемётов Калашникова, цинки с патронами, гранаты, угнали несколько мотоциклов и полицейский автомобиль. После чего здание полицейского участка просто сожгли.


Но прежде, чем уйти, главарь банды, стоя на берегу Пянджа, и демонстративно обращаясь к силовикам и властям Таджикистана, сказал: «Мы сделали это здесь, за речкой. И мы придем к вам и сделаем то же самое с вами».

Кстати, многие эксперты отмечают, что обещание представителей именно Талибана начать вторжение в Таджикистан - так конкретно и так публично прозвучало, пожалуй, впервые. Ранее многие и в Афганистане, и за его пределами полагали, что «такого рода экспансионистские планы вынашивают лишь сторонники запрещённого в РФ «Исламского государства», а боевики Талибана ограничивают свои амбиции исключительно территорией Афганистана». Но, как видим, эта оценка оказалась ошибочной, и талибы всё это время, что называется, «держали в уме» среднеазиатские республики.

И иностранные СМИ активно обсуждают тот факт, что «власти афганской провинции Бадахшан подтвердили перемещение нескольких сотен иностранных боевиков из районов Джурм и Вардудж в приграничные с Таджикистаном районы Моймай, Нусай и Регистон». В частности, многие цитировали заместителя губернатора провинции Ахтармухаммад Хайрзода, который заявил, что «почти 450 иностранных террористов из различных государств мира находятся на территории этого горного края», а также то, что «боевики связаны в основном с четырьмя группировками – Джамоат Ансоруллох, Исламское движение Туркестана, Исламское движение Узбекистана и Исламский Имарат Кавказа», а «главным гнездом, где обосновались боевики, является район Вардудж».

- Воспользовавшись нестабильной ситуацией в провинции, боевики перебрались в районы Моймай и Нусай и орудуют сейчас там, - сказал Хайрзода, - И это, конечно, вызывает опасения в Таджикистане.

Другой важный фактор здесь - продолжающееся противостояние талибов с официальной властью. Сегодня уже совершенно очевидно, что террористы и не думают миром заканчивать, по сути, гражданскую войну в стране. Свидетельством тому и новое обострение обстановки в этой Исламской республике. Доходит до абсурда – в катарской столице, Дохе в начале нынешнего января начинаются переговоры между представителями президента Ашрафа Гани и делегацией движения Талибан, а «на родине» в это время не прекращаются масштабные террористические атаки. Только за ночь с 18 на 19 января сего года, по данным Министерства обороны Афганистана, в результате атаки талибов на блокпосты правительственных сил в северной провинции Кундуз погибли четверо военнослужащих. А вот южная провинция - Гильменд… По словам губернатора Абдул Наби Эльхама, в ночь с 18 на 19 января убит глава администрации района Вашер Абдула Захир Хагьяр, ранены двое его телохранителей. Другая провинция – Урузган… В результате взрыва заминированного талибами мотоцикла ранены десять человек, включая женщин и детей. И такого рода сводки в Афганистане – практически ежедневны.

И ещё немного статистики на этот счёт… Как заявил глава Управления национальной безопасности Афганистана Сарадж «его ведомство уже арестовало 270 боевиков-талибов, а по данным «Нью-Йорк Таймс», только «в 2020 году в результате прицельных убийств в Афганистане погибли по меньшей мере 136 гражданских лиц и 168 сотрудников сил безопасности». Как утверждает газета, «это самый высокий показатель за минувшие 19 лет».

Какой же вывод следует из сказанного… Прежде всего, для всех нас совершенно понятно, что концентрация и активизация террористических банд в северных провинциях Афганистана, увы, реальность. И совсем неважно, под каким флагом кучкуются эти бандиты – «Талибана», «Исламского государства», «Аль-Каиды» или ещё кого. Мы понимаем, что это безжалостные террористы, которые несут на своих штыках только смерть, только разорение, только варварство и дикость. Но также мы пронимаем и главное – остановить бандитов можно только объединёнными усилиями. На сегодняшний день – усилиями стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности. Конкретно – силами 201-ой российской военной базы, таджикской армии, таджикских спецслужб. По большому счёту, именно наличие этих объединённых сил и служит, пожалуй, единственным сдерживающим фактором для террористов «из-за речки».

Владимир Попов


Возврат к списку