декабрь 2019
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Бациллы сирийской трагедии. В Казахстане спецслужбы успешно противостоят распространению исламского терроризма и экстремизма

13.11.2019


На днях информационно-аналитический портал «Каспийский вестник» представил читателям весьма любопытный материал. Анализируя данные, предоставленные сотрудниками казахстанского Антитеррористического центра представителям СМИ, журналисты издания пришли к выводу, что «прикаспийский Атырау вполне можно считать одним из лидеров среди казахстанских городов по числу проживающих там радикально настроенных исламистов».

Напомним, что впервые Атырау отличился еще в 2011 году – там в жилых кварталах группировка «Солдаты халифата» привела в действие два взрывных устройства. А год спустя здесь была организована уже целая серия терактов, в результате которых погибло немало как военнослужащих, полицейских, так и мирных жителей. В ходе спецопераций уничтожено и около десятка террористов.


Что касается дня сегодняшнего, то, как видим, «чище» этот город не стал. Более того, как сообщил казахстанский канал КТК со ссылкой на данные того же Антитеррористического центра, (и его опять же процитировал «Каспийский вестник») - в этот «антирейтинг уязвимых регионов вошли город Актобе, Карагандинская и Туркестанская области и главные города страны - Алматы и Нур-Султан». Среди тех, кто больше всего подвержен влиянию деструктивной религии, представители госорганов Казахстана отмечают безработных граждан, самозанятых, студентов и людей, которые работают вахтовым методом.

Всего в Казахстане, по оценкам специалистов, проживает более 20 тысяч последователей «деструктивных религиозных идеологий». В частности, об этом в своё время на форуме религиоведов рассказал заместитель начальника антитеррористического центра полковник Комитета национальной безопасности республики Сергей Швейкин.

- Значительное число радикальных исламистов зафиксировано в Атырауской, Актюбинской, Туркестанской, Карагандинской областях, городах Алматы и Нур-Султане, - сказал Сергей Швейкин, - Поэтому главная наша задача – это оздоровление религиозной ситуации как в наиболее уязвимых регионах, так и в целом в стране.

Он также добавил, что ещё одной важной задачей специальных и прочих служб в сфере религии должна стать реализация государственной Программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан, рассчитанной на 2018-2022 годы.

И здесь казахстанским чекистам, как говорится, есть, где приложить руки. Так, если в 2008 году были зафиксированы первые факты выезда жителей республики в Афганистан для вхождения в состав группировок, связанных с Аль-Каидой, то с 2013 года это были уже не единичные случаи, а, образно говоря, целый поток наёмников. Правда, направление его изменилось - теперь отправлялись в основном в Сирию и Ирак. И по словам Швейкина, «за прошедший период за рубеж уехали более 800 казахстанских граждан». Кто они?

- Как правило, жертвой радикальной пропаганды становится молодежь в силу не сформировавшегося мировоззрения, религиозной безграмотности и юношеского максимализма, - сказал Сергей Швейкин. Он также добавил, что «многие казахстанцы, уехавшие в районы боевых действий, погибли. Часть из них удалось задержать и депортировать на родину».


А вообще, по данным Антитеррористического центра республики, немало выходцев из Казахстана состоят сегодня в основных международных террористических организациях, включая «Исламское государство», Аль-Каиду, Союз исламского джихада и другие». 

Вместе с тем, «Каспийский вестник» приводит мнение казахстанской стороны, согласно которому «последователей нетрадиционного ислама в стране становится меньше». «Власти Республики Казахстан считают, что так на радикалов действуют реабилитационные центры и регулярные «зачистки» в интернете», - читаем в статье портала. Здесь также цитируется высказывание министра информации и общественного развития РК Даурена Абаева, который, в частности, заявил, что «с начала 2019 года в рекомендательном порядке собственниками и администраторами интернет-ресурсов было удалено более 25 тысяч противоправных материалов, ограничен доступ к более чем 13 тысячам материалов, в которых содержалась пропаганда идеологии терроризма и религиозного экстремизма».

Но насколько оправдан оптимизм казахстанских чиновников? Ведь регион республики, куда входит и упомянутый областной центр Атырау, а также Западно-Казахстанская область специалисты называют «наиболее проблематичными в религиозном плане», и объясняют это тем, здесь, к сожалению, «сложилась достаточно активная пропагандистская работа миссионеров различных радикальных организаций и местной салафитской общины, которая до недавних пор только по официальным данным, и только в Атырау насчитывала до 3 тысяч членов. Конечно, спецслужбы республики работают. И работают достаточно эффективно. Например, летом прошлого 2018 года пресс-служба Комитета национальной безопасности Казахстана сообщила о «пресечении деятельности радикальной религиозной группировки в городе Уральске Западно-Казахстанской области». Как было отмечено в пресс-релизе, «в ходе проведения спецоперации задержаны 8 членов группы, изъяты огнестрельное оружие, боеприпасы и религиозная литература. Указанные лица подозреваются в подготовке к совершению на территории Казахстана серии терактов, пропаганде терроризма, а также в имущественных преступлениях. По данным фактам начато досудебное расследование».


И еще немного статистики на этот счёт: в Казахстане более 500 человек отбывают наказание за экстремизм и терроризм; в республике постоянно выявляют, так называемых проповедников «джихада», проникающих из-за рубежа - в минувшем 2018 году из страны депортировали 58 человек, так или иначе связанных с радикальными группировками; по данным республиканских спецслужб, за прошедшие 10 лет в Казахстане предотвратили более 100 терактов.

В чем одна из основных трудностей борьбы с современным терроризмом в Казахстане? В спецслужбах убеждены, что «главные вдохновители местных террористов находятся за рубежом». Именно от заграничных «спонсоров», в частности, из стран Персидского залива поступают денежные средства, подрывная литература, всякого рода инструкции и т.д.

Другой важный момент, который постоянно находится в поле зрения казахстанских органов госбезопасности - тесная связь криминала и ваххабитов. Как полагают аналитики КНБ, «фактическое слияние с криминалитетом обеспечивает стабильное поступление средств из воровского «общака», позволяет контролировать денежные пожертвования в официальных мечетях, заниматься рэкетом имамов. И что немаловажно - пополнять свои ряды подготовленными боевиками из числа уголовных элементов». Ну, и, конечно, как полагают в КНБ, «особая специфика деятельности экстремистских групп заключается в том, что у них как бы не существует единого, централизованного руководства. Автономные ячейки, разбросанные по всей стране – казалось бы, не связаны между собой. Но они готовы в любой момент перейти к активным самостоятельным действиям».


В этой связи хотелось бы заметить следующее… Безусловно, было бы ошибкой полагать, что вызревание радикальных настроений и даже некоторых такого же рода структур – какой-то стихийный процесс. Но если мы говорим о том, что Казахстан находится в сфере интересов зарубежных террористических, радикальных исламистских центров, то невольно задаешься вопросом: что же эти центры так привлекает в республике, которая всегда была достаточно светской и каким-то особым фанатизмом не отличалась?

Как в основе практически любого преступления лежит экономический мотив, так и в нашей казахстанской истории за всем этим раскачиванием социальной лодки видится умелая рука противников стабильности Средней Азии, всего нашего Евразийского политического образования. Но помимо этой, с позволения сказать, специальной политической цели, имеется еще и экономическая подкладка идеологической диверсии. Дело в том, что Казахстан весьма богат на полезные ископаемые. После распада СССР Казахстан стал обладателем разведанных еще советскими геологами богатейших запасов нефти, газа, титана, магния, олова, урана, золота и других цветных металлов. По некоторым оценкам республика занимает шестое место в мире по запасам природных ресурсов, которые оцениваются примерно в 10 триллионов долларов США. 

Что еще? В Казахстане сегодня известно 14 перспективных бассейнов, расположенных практически по всей его территории, где пока разведаны только 160 месторождений нефти и газа, а извлекаемые запасы нефти составляют 2,7 миллиарда тонн. Однако далеко не все эти месторождения, не говоря о целых бассейнах, эксплуатируются, а в случае их использования и эксплуатации Казахстан по своему нефтяному потенциалу не уступал бы Саудовской Аравии, Кувейту, Объединенным Арабским Эмиратам. Сегодня ни для кого не секрет, что к Казахстану повышенный интерес проявляют США и страны Западной Европы, а также Турция, Иран, Пакистан, Япония и Китай.

В сегодняшнем Казахстане прогнозируются около 300 значительных месторождений золота, из которых 173 детально разведаны. Среди них есть такие, которые дадут и алмазы ювелирного качества. При серьезных инвестициях Казахстан буквально через несколько лет в состоянии добывать 100 тонн золота в год, а сегодня добывает лишь 1% своих подземных запасов и это дает ему право быть на 6-м месте в мире.

На его территории разведаны более 100 угольных месторождений, крупнейшими из которых является Экибастузское месторождение, отличающееся большой мощностью буроугольных пластов, и Карагандинский угольный бассейн с запасами свыше 50 миллиардов тонн коксующихся углей. В самые лучшие годы работы указанные бассейны добывали лишь 131 миллион тонн каменного угля.

Вот эти-то богатства и привлекают, как акул мирового капитала, так и террористов – религиозных радикалов. Вспомните Сирию… Там всё было обставлено и срежиссировано под «священную войну с неверными», а если бы обыватели и ротозеи разорвали холст декораций этой «войны», то увидели бы самый обыкновенный грабеж. Прикрываясь транспарантами и «живыми картинками» в Сирии тупо выкачивали и контрабандно торговали нефтью. Игиловцы под контролем американцев, просто американцы… Все, кто понаглее, половчее… Соединенные Штаты, не без помощи которых собственно говоря, и возник ИГИЛ, и сегодня сидят на сирийских нефтяных полях, и не похоже, что кто-то вытолкает этих мерзавцев взашей.

Но с чего всё начиналось? С определённой части самих же сирийцев, которые вдруг захотели какого-то необыкновенного ислама, другого главу государства, вообще другое государство. Янки же их подогрели деньгами, раскочегарили, снабдили оружием, с помощью современных интернет-технологий подогнали к ним «на помощь» таких же идиотов и натравили на президента, армию, вообще законную сирийскую власть. Чем всё закончилось – напоминать не надо. Страна в руинах, миллионы людей оказались в числе убитых, оставшихся без крова и родины.


Не хочется верить, что те 20 тысяч зафиксированных казахских радикалов жаждут повторения сирийского опыта… Да вряд ли это у них получится. У Казахстана вполне профессиональные и отлично работающие спецслужбы, не допустят. Плюс, Казахстан - один из активных членов ОДКБ, где борьба с терроризмом в деятельности Организации сегодня занимает одно из центральных мест.

… Другой важный вопрос: почему ОДКБ вообще, а Россия в частности вынуждены уделять проблемам борьбы с терроризмом в Казахстане весьма серьезное внимание? Во-первых, у нас очень протяженная общая граница. Во-вторых, между нашими странами действует безвизовый режим. Нетрудно предположить, что в случае обострения ситуации целые группы вооруженных боевиков из Казахстана начнут проникать на российскую территорию – в частности, на Южный Урал, Зауралье и Поволжье. Кстати, ячейки исламистов российские спецслужбы уже раскрывали в Самарской, Тюменской, Челябинской областях, в Башкирии.

Дело осложняется еще и тем, что перекрыть границу с Казахстаном как бы и невозможно. Во-первых, по политическим соображениям: Казахстан входит в ЕАЭС и считается ближайшим союзником России. Во-вторых, чисто географически: граница проходит в основном по бескрайней малонаселенной степи протяженностью более 7000 километров.

Но даже в такой ситуации, наверное, следует оставаться оптимистом. Потому что, начав действовать, спецслужбы Казахстана не оказались один на один с террористической угрозой. Пусть не прозвучит это формально, но здесь действительно пришли на помощь и Организация Договора о коллективной безопасности, и российские спецслужбы. Известно также, что с недавних пор МВД России и Казахстана активизируют обмен данными о террористах и террористических организациях. Во всяком случае, еще в 2016 году об этом договорились министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов и его российский коллега Владимир Колокольцев.


Тогда были приняты принципиальные решения «по активизации двустороннего межведомственного сотрудничества в сфере борьбы с экстремизмом, информационному обмену о лицах, причастных к преступлениям террористического и экстремистского характера и находящихся в розыске, а также обмену сведениями об экстремистских и террористических организациях». Как пример: тогда же специалистам МВД России от казахстанских коллег в рамках сотрудничества были переданы данные в отношении 52 лиц, объявленных в розыск в связи с участием в запрещенной международной террористической организации, а также 37 человек, причастных к деятельности деструктивного псевдорелигиозного объединения «Алля-Аят».

А, например, 28 мая 2018 года между Секретариатом ОДКБ, Исполкомом Региональной антитеррористической структурой ШОС и Антитеррористическим центром СНГ был подписан Меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества и взаимодействия. Документ предусматривает «информирование на основе взаимности друг друга об актуальных вызовах и угрозах террористического и экстремистского характера, борьбе с терроризмом и экстремизмом, а также мероприятиях антитеррористической и антиэкстремистской направленности». Стороны договорились совместно совершенствовать сотрудничество и взаимодействие, проводить взаимные консультации по вопросам своей деятельности, участвовать в проведении научно-практических конференций, семинаров и других мероприятий в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом.


- Военно-политическая обстановка в мире и в зоне ответственности ОДКБ расценивается главами наших государств как напряженная, - сказал исполняющий обязанности Генсека ОДКБ Валерий Семериков, - В связи с чем в последние два года было принято несколько решений советом коллективной безопасности по усилению потенциала системы коллективной безопасности по противодействию вызовам и угрозам нашим государствам, проводится операция "Наемник".

Он также особо подчеркнул, что «одной из составляющих этой работы является поддержание высокой боевой готовности специальных подразделений правоохранительных органов и специальных служб к решению задач по предназначению».

Владимир Попов


Возврат к списку