август 2020
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Когда наступит завтра…

04.03.2020


Завтра в Москве ожидается начало переговоров Президента РФ Владимира Путина с главой Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Об этом сообщила пресс-служба Кремля. Как следует из её соответствующего заявления, лидерам двух стран необходимо «обсудить проблематику сирийского урегулирования с учетом нынешнего обострения ситуации в Идлибской зоне деэскалации».

На вопрос пресс-секретарю главы российского государства Дмитрию Пескову о позиции России на этих переговорах, тот ответил журналистам, что «она абсолютно последовательная и неизменная. Та же позиция, что излагалась на самых различных уровнях: и президентом, и министром иностранных дел, и межведомственной рабочей группой, делегацией, которая работала с турецкими коллегами».

- Мы сохраняем приверженность сочинским договоренностям, выступаем за территориальную целостность Сирии, поддерживаем, естественно, Сирию в её намерении продолжить борьбу с террористами, с террористическими группами, в том числе с теми, которые в списке террористических группировок СБ ООН, - сказал Дмитрий Песков, - И, естественно, здесь мы придаем большое значение взаимодействию с нашими турецкими партнёрами.

Почему страны-участницы ОДКБ внимательно следят за готовящимся визитом Эрдогана в Москву? Потому что для всех нас вопрос разрешения кризиса в отношениях с Турцией далеко не праздный. Мы уже писали, каким образом турецкие провокационные действия в Сирии резонируют в зоне ответственности Организации, вызывая вполне обоснованное беспокойство её и политического, и военного руководства. Кстати, что называется, в продолжение темы Анкара совсем недавно предоставила ещё один «повод для дискуссии» - министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на встрече с сопредседателями Минской группы ОБСЕ выступил с заявлением, в котором говорится «о возможности вовлечения Анкары в процесс урегулирования карабахского конфликта». И вчера же пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян обнародовала реакцию внешнеполитического ведомства республики на это заявление. «Министром иностранных дел Армении был уже дан соответствующий ответ, - значится в документе, - Следует добавить, что при недружественной политике в отношении Армении и армянского народа, которая также выражается в контексте односторонней военно-политической поддержки Азербайджана, Турция не может играть какую-либо роль в процессе мирного урегулирования».

Что касается непосредственно идлибской ситуации, то здесь следует отметить и позицию российского МИДа. Так, министр иностранных дел Сергей Лавров, говоря об истинных причинах эскалации конфликта, заявил, что «Турция не смогла выполнить несколько ключевых обязательств для решения проблем вокруг сирийского Идлиба. В частности, она не отмежевала вооруженную оппозицию, которая готова к диалогу с правительством в рамках политического процесса, от террористов». А ведь в российско-турецком меморандуме от 18 сентября 2018 года, согласованном по итогам встречи президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, говорилось о «сохранении статус-кво по присутствию турецких военных, но при условии вывода из идлибской зоны деэскалации всех террористических радикальных группировок до 15 октября 2018 года». Также оговаривалось, что будут предприняты «эффективные меры для обеспечения устойчивого режима прекращения боевых действий» в границах этой зоны. Пункт седьмой меморандума предполагал проведение совместного российско-турецкого патрулирования в этом районе.

Но всё это, как говорится, имеется на бумаге. А как оно повернётся на практике – большой вопрос. Во всяком случае, многочисленные эксперты самых разных стран, крупных аналитических агентств и информационных бюро выстраивают весьма осторожные прогнозы по исходу московских переговоров. Всех смущает два обстоятельства. Во-первых, Эрдоган и его администрация в эти постконфликтные дни отметились целым рядом воинственных на грани фола заявлениями, и теперь разворачиваться на 180 градусов турецкое руководство не сможет даже при большом желании. Москва, выслушав, так скажем, грубые тирады из Анкары тоже не может терять лицо, и проглатывать эти тирады без каких-либо выводов или последствий. Таким образом, хотя надежда на то, что стороны все же придут к здравому компромиссу, ещё имеется, но мы вынуждены признать – события пока что развиваются по воинственному сценарию.

Что касается второй причины для беспокойства, то она заключается в том, что сформировавшиеся стороны конфликта достаточно сильны в военном отношении. Что представляют собой противоборствующие силы в Идлибе? С одной стороны – это сирийские правительственные войска, плюс военные контингенты России. Если говорить об эффективности этих сил, то невольно отмечаешь плюсы и минусы всех её составляющих. Российская группировка мощная и хорошо оснащённая – но она сильно зависит от фактора снабжения (ниже – об этом более подробно). Сирийская армия располагает богатым боевым опытом – но за долгие годы боёв понесла очень большие потери, её численность по сравнению с тем, что может выставить Турция - невелика.

А что с другой стороны? Это, так называемые, непримиримые боевики исламистского альянса «Хайят Тахрир аш-Шам», где первую скрипку ведёт запрещённая в России террористическая группировка «Джебхат Фатх аш-Шам», (она же бывшая «Джебхат ан-Нусра»), а также как бы умеренные исламисты в лице «Национального фронта освобождения». У них также достаточно боевого опыта, и вся эта братия значительно усилена турецкими военными и оружием.

К сожалению, из-за недальновидной политики Анкары, которая прилагает немалые усилия для поддержки террористов, война в Сирии хотя и подходит к логическому концу, но не так быстро, как давно хотелось бы и всем нам, и сирийскому народу. Более того, сегодня ситуация складывается так, что Россия и Турция как бы уже не стоят за спинами противоборствующих сторон из сирийцев и международных террористов, а чуть ли не выходят на позицию, как говорится, лицом к лицу. Да с таким настроением выходят, что специалисты не исключают даже и крупномасштабных боевых действий с непосредственным участием подразделений Российской армии и Вооружённых сил Турции. Опять же с сожалением приходится констатировать, что таким положение дел видится многим экспертам. Например, известный военный аналитик, доктор военных наук Константин Сивков на фоне углубления противоборства Москвы и Анкары не исключает и «прямые боестолкновения между Россией и Турции в Сирии и сопредельных Ближнему Востоку регионах».


- Есть риск и масштабной русско-турецкой войны на различных театрах военных действий, - полагает Константин Сивков. – А если Анкара примет окончательное решение о военном вторжении в Сирию, у неё будет достаточно сил для того, чтобы «дойти до Дамаска».

Насколько реально такое предположение Константина Сивкова? Здесь, видимо, есть смысл произвести некоторый подсчёт противоборствующей стороны. Сам он полагает, что «оперативная ёмкость собственно Идлиба не велика - в пределах одного армейского корпуса турецкой армии, а это порядка 40 тысяч человек, полюс около 20 тысяч протурецких боевиков. Итого - 60 тысяч штыков турецко-исламистской группировки сил». Однако имеются так же данные о том, что «на начало марта, турецкая армия в Большом Идлибе, к западу от Алеппо на линии Атареб-Тафтаназ-Нейраб, и к югу от административного центра провинции Идлиб сосредоточила две бригады, нафаршированные подразделениями армейского спецназа – всего около 7 тысяч штыков. На северо-запад Сирии также переброшены несколько сотен единиц тяжёлой бронетехники, самоходных гаубиц, реактивных систем залпового огня, противотанковых ракетных комплексов и переносных зенитных ракетных комплексов. Получается, здесь мы имеем достаточно внушительную ударную группировку войск с большой огневой мощью.

Конечно, пока сирийское небо перекрыто сирийскими и российскими средствами ПВО – Турция вряд ли пустит в дело свою боевую авиацию. Но это пока… Перескочить через это препятствие Анкара может, закрыв проливы. Сирия для нас – это театр боевых действий с удалёнными коммуникациями. И если проливы будут перекрыты, снабжение группировки российских войск в Сирии будет немедленно поставлено под угрозу. Из морских сообщений остаётся только Гибралтар, но в этой ситуации через него нас тоже не пустят. Что касается воздушного снабжения войск, то оно представляется маломощным и неэффективным.

Стоит ли рассматривать вариант полномасштабной войны между Россией и Турцией в этих условиях? Рассмотреть можно – представлять страшно. Потому что, если в случае реальных боевых действий мы начнём наносить воздушные, ракетные удары по турецким аэродромам, войскам, базам и так далее – это уже будут удары по турецкой территории. И тогда НАТО, членом которой Турция, как известно, является - с удовольствием вмешается в эту сшибку. Кстати, анализируя эту ситуацию, невольно приходишь к выводу – а не складывается ли здесь некая хитроумная ситуация, своего рода, ловушка, цель которой спровоцировать Турцию на дерзкие выходки, и, как следствие, попытаться втянуть в реальный масштабный конфликт Россию. А в случае этого самого втягивания – ударить с западного направления в ходе уже начавшихся «учений» «Защитник Европы-2020». Уж не для того и замышлялись нынешние учения, не для того ли перебрасывалась из-за океана 40-тысячная группировка отборных частей армии США? Не хотелось бы верить в это, откровенно говоря, но…

Что же из серьёзных политических аргументов остаётся в распоряжении России? По мнению Константина Сивкова в настоящее время у нас имеется лишь один «политический рычаг давления на турок». Это курдский вопрос. Возвращаясь к давней внешнеполитической традиции, Москва может организовать довольно серьёзную международную поддержку курдов. Причём, не только в Ираке и Сирии, но и непосредственно на территории Турции. Согласитесь, никто не мешает, скажем, Ирану, Китаю, России, Сирии и ряду других стран признать Рабочую партию Курдистана официальной демократической оппозицией. И точно также, как Анкара требует от Дамаска согласиться считать протурецкие оппозиционные группы не стороной конфликта, а участником переговорного процесса – потребовать от Эрдогана диалога с курдами. А если не согласится – оказать содействие Рабочей партии Курдистана в борьбе за свои права, чтобы она могла противостоять турецкой агрессии. То есть, сделать то же самое, что проделывают турки в Сирии. А почему нет?

Не худо бы так же дать понять Эрдогану, что курдам может быть предоставлено оружие, как говорится, в формате вновь сложившихся обстоятельств. И тогда уже турецкие войска вынуждены будут всерьёз воевать не в Сирии, а на своей территории, в восточных регионах. Кстати, в 2015 году в Турции произошло такое мощное выступление курдов за отделение от метрополии, что подавлять его турецкому руководству пришлось силами не больше не меньше, а армейского корпуса, с применением танков, артиллерии, боевой авиации. А если пообещать, а в случае необходимости предоставить «курдской демократической оппозиции» противотанковые средства, ПЗРК, прочие современные системы вооружения, причём не только российского, но и иранского и китайского производства – режим Эрдогана может и не устоять. Ну, уж ему точно будет не до Сирии… Турция не считает боевиков исламских организаций в Идлибе – террористами. А мы считаем. Поэтому, если Анкара считает Рабочую партию Курдистана террористической организацией – мы вправе поступить по-своему. Россия может признать право курдов на отделение от Турции. Это просто необходимо аккуратно и внушительно напомнить турецкой стороне, и тогда, возможно, она одумается. Во всяком случае, это пока что видится единственным отрезвляющим средством для нашего беспокойного «партнёра» в ближневосточном регионе,

… Отправляясь в Москву, президент Турции заявил, что «рассчитывает на встрече с Путиным согласовать прекращения огня в Идлибе».

- Мы оценим развитие обстановки в Идлибе с российским президентом Владимиром Путиным, - сказал Эрдоган, - Я надеюсь, что мы сможем содействовать прекращению огня и предпринять другие меры, чтобы решить проблему.

Что ж, мы тоже на это надеемся. Только при этом хотелось бы заметить, что нормализация ситуации в регионе зависит исключительно от турецкой стороны.

Владимир Попов

(Мнение редакции может не совпадать с мнением автора)



Возврат к списку