август 2020
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Отрезвление после «Эльбы»

28.04.2020


Три дня назад мы отметили интересную дату из истории Великой Отечественной войны – 25 апреля, то есть ровно 75 лет назад произошла знаменитая «встреча на Эльбе», когда у немецкого городка Торгау впервые встретились союзники по антигитлеровской коалиции – советские и американские солдаты.

Раньше, даже в самые сложные периоды взаимоотношений между США и СССР, а позже Америки и России эту годовщину регулярно вспоминали на официальном уровне. И сегодня, по крайне мере нами - это событие рассматривается, как одна из тех скреп, которые не позволяют развалиться послевоенному мироустройству. К сожалению, фоном для нашей даже сегодняшней признательности за былое союзничество давно стала беспрецедентная антироссийская и русофобская кампания, даже война - развёрнутая вчерашними «братьями по оружию», суть которой – переписывание истории, дикие обвинения России, как правопреемницы СССР в развязывании Второй мировой войны и воровство чужих, то есть наших побед. Во всяком случае, совсем не оговоркой следует считать утверждения американских послов, чиновников и дипломатов, что, дескать, это не советские части, а бравые янки освободили Освенцим, освободили Вену… А ведь и до такого уже доходит.

Интересную оценку на этот счёт даёт известный обозреватель МИА «Россия Сегодня» Владимир Корнилов. Он - политолог, историк, журналист и общественный деятель. В своё время трудился директором Украинского филиала Института стран СНГ в Киеве, а также директором Центра евразийских исследований в Гааге (Нидерланды). Так вот, в своей статье «Операция «Немыслимое». Как союзники хотели бомбить нас сразу после Победы» Владимир Корнилов призывает не спешить праздновать 75 лет «Эльбы», а предлагает прежде вспомнить, как те же американцы и англичане уже тогда относились и к СССР, и к народу-победителю, и к легендарной Красной армии. И здесь, я полагаю, Владимир Корнилов совершенно справедливо обращает наше внимание на то отвратительное обстоятельство, что уже тогда, в 1945-ом, так называемые, западные элиты «публично рассыпались в комплиментах советскому государству, спасшему мир от нацизма, - они же за нашей спиной всерьез готовили планы немедленного вторжения в СССР и его уничтожения».

Заметим так же, что это не в одну минуту случилось. Дополняя Корнилова, вспомним, например, как в августе 1942 года в Москве проходили очень непростые переговоры между Сталиным и Черчиллем. Речь шла об открытии второго фронта в Европе. Британский премьер, как обычно, пытался всячески затянуть решение этого вопроса, надеясь в лучших традициях британской дипломатии, вытащить каштаны из огня Второй мировой войны руками «этих русских варваров». Но на Сталина ни его витиеватости, ни показная учтивость не производили никакого впечатления – железными логическими посылами «русский медведь» заставляет болтуна с Альбиона сказать слово, и впоследствии этого слова держаться. Дошло до того, что во время беседы 12 августа Сталин с усмешкой сказал Чечиллю: «Не надо только бояться немцев"… Сэр Уинстон был взбешён, поскольку Сталин и не скрывал, по сути, что обвиняет и его самого, и чванливых англичан в элементарной трусости. Он даже намеревался прервать переговоры. В диалоге со своим послом Керром, Черчилль кипел, как самовар: мол, «понимает ли этот крестьянин, с кем разговаривает? С представителем самой могущественной империи, какую когда-либо видел мир!». Но выпустив пар, как и положено отправлялся на переговоры – ведь до разгрома Гитлера было ещё далеко.

Другое дело, когда хребет фашистскому зверю мы уже сломали, и весной 45-го можно было уже не то, что думать, но и предпринимать энергичные меры по лишению «русского медведя» заслуженной победы.

- По мере рассекречивания новых и новых документов той эпохи этот цинизм все очевиднее, - говорит Владимир Корнилов, - Но в исторической войне, которая нынче развязана против России, эти факты как-то стараются не выпячивать - очень неудобная для Запада правда.


О чём собственно речь? Как пишет Владимир Корнилов, «к концу апреля 1945 года идея вероломного нападения на советских союзников, к тому же с использованием германского вермахта, на официальном уровне рассматривалась в Лондоне. Не без ведома Уинстона Черчилля Объединенный штаб планирования Комитета начальника штабов британской армии уже в апреле разрабатывал план вторжения. Причем британский премьер в это же время посылал Сталину телеграммы, в которых выражал возмущение наличием каких бы то ни было подозрений во враждебных Москве тайных замыслов. Кстати, одна из таких «возмущённых» телеграмм была получена в Кремле ровно 75 лет назад, то есть, 28 апреля 1945 года, или через три дня после «встречи на Эльбе». То есть, «пока Черчилль публично рассыпался в комплиментах советскому руководству и доблестной Красной армии, а его жена совершала 42-дневный «визит дружбы по СССР», британские штабисты просчитывали подробные прожекты нанесения воздушных ударов по нашим городам и широкомасштабного вторжения».

- План операции «Немыслимое» (Unthinkable) был готов 22 мая, - размышляет Владимир Корнилов, - Руководству его предоставили утром 24-го. А накануне, 23 мая, распался кабинет министров Черчилля - лейбористы всадили тому нож в спину, покинув коалицию и вынудив тем самым объявить досрочные выборы. Кто знает, возможно, этот политический маневр и предотвратил новую глобальную войну. В начале июля 1945-го, то есть в те самые даты, на которые британские военные планировали нападение на СССР, партия Черчилля с треском проиграла выборы.

Напомним, что именно на июль разработчики операции «Немыслимое» наметили вторжение. Для этого собирались использовать Польшу, где надеялись установить подконтрольное Лондону и, соответственно, враждебное Москве правительство.

- Это, кстати, к извечному вопросу о том, зачем Сталин так боролся за создание «буфера безопасности» на границах СССР и жестко подавлял любые поползновения на иные сценарии, - объясняет Корнилов, - Как видите, речь шла не о «паранойе», как пытаются представить западные и наши либеральные историки, а о трезвом расчёте рисков.

К тому же планировщики «Немыслимого» явно недооценили мощь Красной армии, в середине апреля рассчитывая, что нацистская Германия будет разбита лишь к концу июня. Соответственно, циничное нападение на своего союзника Лондон собирался совершить сразу же после нашей победы над немцами. Но стремительное наступление советских войск сорвало эти планы. Это опять-таки к извечному вопросу, для чего Сталин спешил разгромить немцев под Берлином до подхода англо-американских войск.

Британские штабисты, оценивая шансы на успешную кампанию против СССР, признавались, что война будет ожесточенной, тотальной и затяжной. И точно так же, как и Гитлер в 1941-м, наивно рассчитывали на «революцию в России». Поразительно, что уроки провала плана «Барбаросса», еще свежие в памяти, их ничему не научили. И ведь британцы, собиравшиеся ударить по и без того разрушенным советским мирным городам, еще не знали о том, что у американцев есть атомная бомба.

И ещё один важный момент, дополняющий размышления Владимира Корнилова… Как частенько вспоминал Вячеслав Молотов, «Сталин не раз говорил, что Россия выигрывает войны, но не умеет пользоваться плодами побед. Русские воюют замечательно, но не умеют заключать мир, их обходят, недодают». В разговорах с иностранными собеседниками в годы войны Сталин не раз повторял ту же мысль. «Все считают русских батраками, - говорил он послу США Авереллу Гарриману. - Русские должны освободить Польшу, а поляки хотят получить Львов. Все считают, что русские дураки». На сей раз Сталин, по свидетельству Молотова, "был преисполнен решимости не дать себя одурачить как в ходе войны, так и при разделе плодов победы». И действительно, на этот раз «одурачить» не получилось – именно этого коллективный Запад никак не может простить ни Сталину, ни нам с вами.

И, наконец, самое «интересное»… Владимир Корнилов цитирует в своей статье английского военного историка Джонатана Уокера, который не так давно издал книгу, посвящённую анализу плана «Немыслимое». Так вот, в своём опусе Уокер вполне серьезно рассуждает о том, что «в случае осуществления этого плана атомный удар американцев пришелся бы не на Японию, а на Советский Союз». При этом британский автор сокрушается, что «эффект был бы меньшим в связи с меньшей плотностью населения в «российских степях». Получается, наш «добрый Запад» до сих пор обдумывает этот план. Только, как видим, с учётом прошлых уроков.

Совершенно очевидно, что такие же прожекты обсуждались на уровне американских офицеров и политиков.

- Достаточно вспомнить идеи генерала Джорджа Паттона, кумира нынешней американской консервативной публики, - говорит Владимир Корнилов, - Откровенный русофоб, в своих дневниках он не раз указывал на необходимость уничтожить «диких русских», в том числе и используя для этого пленных военнослужащих вермахта и СС. Причем это не мешало ему, как и Черчиллю, обмениваться радушными улыбками и рукопожатиями с советскими коллегами.

Владимир Корнилов приводит факт, когда 14 мая 1945 года в Австрии Паттон лично получил из рук маршала Фёдора Толбухина орден Кутузова. При этом он, что называется, рассыпался в комплиментах, а вечером того же дня в дневнике назвал Толбухина и других наших офицеров «монгольскими бандитами». А спустя всего четыре дня он же выражал надежду на скорое нападение союзников на СССР. Такие вот у нас были «союзнички» - обнимались и держали камень за пазухой, готовя ударить им при первой возможности.

Такую возможность им не предоставили. «Во-первых, - пишет Корнилов, - Москва была в курсе - спасибо в том числе знаменитой «Кембриджской пятерке» наших агентов в Британии. А потому Красная армия готовилась к отражению удара в Польше. Во-вторых, мешало общественное мнение в западных странах, что отмечали и авторы проекта «Немыслимое». Так резко, в течение нескольких дней после восторгов относительно невероятных побед Красной армии, спасшей мир от нацизма, изменить настроения своих народов и солдат западный истеблишмент не смог бы. А потому и не рискнул».

Каков же вывод из прочитанного следует сделать и нам, и нашим союзникам по Организации Договора о коллективной безопасности? «События семидесятипятилетней давности - наилучший урок для современников, - убеждён Владимир Корнилов, - Ценя наш союз, воспевая наши подвиги в борьбе против общего врага, оставаясь верными памяти рядовых американских солдат, искренне обнимавших наших дедов на Эльбе, мы ни на минуту не должны забывать о той ненависти к нам, которую прятали за дежурными улыбками британские и американские генералы и политики. Это важно вспоминать особенно в этот период, когда значение нашей Победы пытаются принизить, оценивая соглашения той эпохи с точки зрения неких моральных принципов современности». А если уж вспоминать о морали, то давайте оценим с этой точки зрения вероломные планы напасть на своего союзника и освободителя, лежавшего в руинах. Да любой пакт 30-х меркнет на фоне цинизма плана «Немыслимое».


И в завершение – немного статистики… В реальных и кровопролитных сражениях Великой Отечественной войны Красная армия разгромила и уничтожила 626 дивизий Германии и её сателлитов, причём непосредственно германских соединений было 508… Именно Красная армия обеспечила Вермахту более 60% всех потерь в живой силе, или - 7,181 млн человек безвозвратных потерь Германии и 1,468 млн человек потерь её европейских прихлебателей.

… На долю СССР пришлось около 75% всех военных усилий антигитлеровской коалиции.

… Военные расходы в процентах от ВВП в СССР составляли 76%, в США - 47%, в Великобритании - 57%.

… Мобилизация людских резервов - вооруженные силы плюс занятые в военной промышленности в процентах от работоспособного населения - достигла в СССР 54%, в США - 35,4%, в Великобритании - 45,3%.

… На 1 млн населения в СССР приходилось 27,1 млн солдато-дней по сравнению с 4,7 млн в США и Великобритании.

… По совокупным военным и гражданским потерям СССР лишился почти каждого седьмого из своих жителей, Великобритания - одного из 127, а США - одного из 320 человек.

Это мы должны помнить прежде всего. А только потом уже может быть и стоит поговорить о «вкладе» союзников, о «встрече на Эльбе» или ещё где…

Владимир Попов

 


Возврат к списку